Endless Dream

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Endless Dream » Стихи » Муса Джалиль


Муса Джалиль

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Безумно талантливый человек, в его стихах прослеживается нить философии и смыслов, действительно глубоких. Муса Джалиль жил в годы Великой Отечественной войны, и, отчасти поэтому, его стихи посвящены этому событию.
Сейчас этот человек - мой любимый писатель, и я буду понемногу выставлять в эту тему его стихи. Если у меня найдутся единомышленники - буду безумно рад.

      Умрем, не будем рабами!
      К. Маркс

      Нет, сильны мы -- мы найдем дорогу,
      Нам ничто не преградит пути.
      Нас, идущих к светлой цели, много,
      Мы туда не можем не дойти!

      Не страшась кровопролитной битвы,
      Мы пойдем, как буря, напролом.
      Пусть кому-то быть из нас убитым,--
      Никому из нас не быть рабом!

      1921

0

2

      МОИ ПЕСНИ

      Песни, в душе я взрастил ваши всходы,
      Ныне в отчизне цветите в тепле.
      Сколько дано вам огня и свободы,
      Столько дано вам прожить па земле!

      Вам я поверил свое вдохновенье,
      Жаркие чувства и слез чистоту.
      Если умрете -- умру я в забвенье,
      Будете жить -- с вами жизнь обрету.

      В песне зажег я огонь, исполняя
      Сердца приказ и народа приказ.
      Друга лелеяла песня простая.
      Песня врага побеждала не раз.

      Низкие радости, мелкое счастье
      Я отвергаю, над ними смеюсь.
      Песня исполнена правды и страсти --
      Тем, для чего я живу и борюсь.

      Сердце с последним дыханием жизни
      Выполнит твердую клятву свою:
      Песни всегда посвящал я отчизне,
      Ныне отчизне я жизнь отдаю.

      Пел я, весеннюю свежесть почуя.
      Пел я, вступая за родину в бой.
      Вот и последнюю песню пишу я,
      Видя топор палача над собой.

      Песня меня научила свободе,
      Песня борцом умереть мне велит.
      Жизнь моя песней звенела в народе,
      Смерть моя песней борьбы прозвучит.

      26 ноября 1943 г.

0

3

      СЛОВО ПОЭТА СВОБОДЫ

      Я восстал и вперед стал прокладывать путь,
      Верю в силу свою, дышит радостью грудь.
      Пусть немало преград на пути у меня,
      Нет, не жалуюсь я, не хочу отдохнуть.
      Лишь свобода и правда -- мой главный оплот.
      Разве можно теперь не стремиться вперед?
      Разве можно народ не вести за собой,
      Если виден вдали мне надежды восход?
      Всех рабочих людей я считаю родней,
      Лишь с сынами народа един я душой.
      Это мой идеал, это высшая цель --
      Быть с народом, вести его светлой тропой.
      Жизнь моя для народа, все силы ему.
      Я хочу, чтоб и песня служила ему.
      За народ свой я голову, может, сложу --
      Собираюсь служить до могилы ему.
      Славлю дело народное песней своей,
      Не пою небеса, жизнь земли мне милей.
      Если темная ночь накрывает меня,
      Не горюю: дождемся мы светлых лучей!
      Может быть, я нескладно пою? Ну, и пусть!
      Потому и пою, что врагов не боюсь...
      Я в свободном краю, я с народом всегда.
      Все вперед и вперед неуклонно стремлюсь.

      Январь 1920 г.

0

4

      ОТ СЕРДЦА

      Лечу я в небо, полон думы страстной,
      Сияньем солнца я хочу сиять.
      Лучи у солнца отниму я властно,
      На землю нашу возвращусь опять.

      В пыль превращу я твердый камень горный,
      Пыль -- в цветники, где так сладка цветень.
      Я разбиваю темень ночи черной,
      Творю ничем не омраченный день.

      Я солнцу новый путь открыл за мглою,
      Я побывал в гостях у синих звезд,
      Я небо сблизил и сдружил с землею,
      Я со вселенной поднимаюсь в рост.

      Я для друзей прилежными руками
      Взрастил жасмин. Огонь принес врагу.
      В союзе я со всеми бедняками,
      И наш союз я свято берегу.

      Сдвигаю горы с мыслью о народе,
      И бурей чувств душа обновлена.
      И песнею о сладостной свободе
      Трепещет мной задетая струна.

      Свободной песни, вдохновенной речи
      Я зерна рассыпаю, как посев.
      Я смел, иду вперед, расправив плечи,
      Препятствия в пути преодолев.

      Товарищи мои, нам страх неведом!
      Одним порывом объединены,
      Мы радуемся счастью и победам,
      Нас тысячи, мы молодость страны.

      1923

0

5

Мой комментарий:
любопытная игра слов, нигде ранее такую не встречал.

      СО СЪЕЗДА

      Ростепель.
      Телеге нет проезда...
      Но, меся лаптями снег и грязь,
      В кожухе, под вешним солнцем теплым
      Он идет, в деревню торопясь.

      Он идет из города,
      Со съезда --
      Сельским миром выбранный ходок.
      Много дельного он там услышал
      И теперь спешит вернуться в срок.

      Убеждали:
      -- Через дней десяток,
      Грязь подсохнет --
      Соберешься в путь.
      Лошадьми тебя домой доставим,
      Ты еще с недельку здесь побудь!

      Но ходок не хочет ждать нисколько.
      Много дельного узнал он тут,
      Должен он с друзьями поделиться.
      Невтерпеж! Односельчане ждут.

      Словно лишь вчера ему Калинин
      Говорил:
      -- Есть тракторы для вас.
      Время перейти на многополье,
      Время взяться всем за труд сейчас!

      И ходок спешит по бездорожью.
      Он вспотел.
      Взбираться тяжело.
      Близок вечер.
      Вот и холм знакомый.
      Скоро он придет в свое село.

      1925

0

6

      МОЛОДОСТЬ

      Молодость со мной и не простилась,
      Даже и руки не подала.
      До чего горда, скажи на милость,--
      Просто повернулась и ушла.
      Только я, чудак, дивясь чему-то,
      Помахал рукою ей вослед,--
      То ль просил вернуться на минуту,
      То ль послал признательный привет.

      Бросила меня в пути, не глядя,
      Упорхнула легким ветерком,
      Проведя, как на озерной глади,
      Борозды морщин на лбу моем.

      И стоял я долго на поляне,
      Чувствуя стеснение в груди:
      Молодость, как этот лес в тумане,
      Далеко осталась позади.

      Молодость, резвунья, чаровница,
      Чем же ты была мне так близка?
      Отчего же в сердце длится, длится
      Эта беспокойная тоска?

      Может быть, в тебе мне были любы
      Дни, когда я страстью был томим?
      Раузы рябиновые губы,
      Горячо прильнувшие к моим?

      Или дорога мне до сих пор ты
      Стадионом, где шумел футбол?
      Был я одержим азартом спорта,
      Много дней в чаду его провел.

      Или вот...
      Стою перед мишенью,
      Нажимаю, щуря глаз, курок.
      Помню каждое свое движенье,
      Хоть тому уже немалый срок.

      Может быть, бывает так со всеми,
      Злая память жалит, как пчела?
      Или просто наступило время
      Погрустить, что молодость прошла.

      Ничего! Я унывать не стану,
      Много в жизни и разлук и встреч.
      Я и в старости не перестану
      Слушать звонкой молодости речь.

      Родина нас вместе с молодыми
      Призовет на бой с любой бедой,--
      Встанем все тогда в одни ряды мы
      И тряхнем седою бородой.

      Молодость, не чванься, дорогая,
      Жар в душе не только у тебя,--
      Это жизнь у нас теперь такая:
      Нам и жить и умирать, любя.

      Не одна ты радость и утеха.
      Разве счастье лишь в тебе одной?
      Силе чувства возраст не помеха,
      Солнце не кончается с весной.
      Если снова Рауза родится --
      Вновь придет к заветному ручью,
      Моему "джигитству" подивится
      И погладит бороду мою.

      Молодости нету и в помине,
      Сколько ни гляжу я ей вослед,
      Лишь на горизонте вижу синий,
      Как морские волны, синий цвет..

      Дай-ка я сегодня на прощанье
      Обернусь, махну тебе рукой.
      Это уж и вправду расставанье,
      Молодость, товарищ дорогой!

      За огонь затепленный -- спасибо!
      А грустить?.. Не та теперь пора.
      Если бы ты возвратилась, ты бы
      Удивилась яркости костра.

      Не погаснет этот жар сердечный,
      Жить, гореть, бороться буду я.
      Вот что означает помнить вечно
      О тебе, далекая моя.

      1933

0

7

      ОДИНОКИЙ КОСТЕР

      Ночной простор. Я жгу костер.
      Вокруг туман, как море...
      Я одинок -- простой челнок,
      Затерянный в просторе.

      Горит бурьян. В густой туман
      Он мечет сноп огнистый,
      И смутный свет, минутный след,
      Дрожит в пустыне мглистой...

      То красный блеск, то яркий всплеск
      Прорежет вдруг потемки.
      То погрущу, то посвищу,
      То запою негромко...

      Огонь, светящийся во мгле,
      Заметят ли, найдут ли?
      На звук, летящий по земле,
      Ответят ли, придут ли?

      1936

0

8

      Я ПОМНЮ

      Как нежно при первом свиданье
      Ты мне улыбнулась, я помню.
      И как ты в ответ на признанье,
      Смутясъ, отвернулась, я помню.

      Меня ты покинула вскоре.
      Отчаянье сердце прожгло мне.
      Как часто я плакал от горя
      В бессонные ночи -- я помню.

      Как сон, пронеслись те печали,
      По давним приметам я помню:
      Любовь -- холодна, горяча ли --
      Не гаснет. Об этом я помню.

      1938

0

9

      ***

      Жизнь твоя до конца отгремела --
      Шел ты в бой и в сраженье убит.
      Но у славы не будет предела,
      В песнях имя твое прозвенит!
      За народ ты сражался в бою --
      Он запомнит отвагу твою!

      Пусть для недругов наших грозою
      Станет имя твое на войне.
      Величальные песни герою
      Выйдут девушки петь по весне.
      Слез не будет у нас на глазах,
      Ведь они осквернили б твой прах.

      Будешь в памяти нашей нетленно
      Жить, покуда свободен народ.
      Кровь твоя ворвалась в наши вены, --
      По земле твоя кровь не течет.

      1936 (1939?)

0

10

Комм.:
я был в восторге, когда впервые услышал это стихотворение. Кажется, еще и рыдал.

      СЛЕД

      Пламя жадно полыхает.
      Сожжено дотла село.
      Детский трупик у дороги
      Черным пеплом занесло.

      И солдат глядит, и скупо
      Катится его слеза,
      Поднял девочку, целует
      Несмотрящие глаза.

      Вот он выпрямился тихо,
      Тронул орден на груди,
      Стиснул зубы: -- Ладно, сволочь!
      Все припомним, погоди!

      И по следу крови детской,
      Сквозь туманы и снега
      Он уносит гнев народа,
      Он спешит догнать врага.

      1942

0

11

      В ЕВРОПЕ ВЕСНА

      Вы в крови утонули, под снегом заснули,
      Оживайте же, страны, народы, края!
      Вас враги истязали, пытали, топтали,
      Так вставайте ж навстречу весне бытия!

      Нет, подобной зимы никогда не бывало
      Ни в истории мира, ни в сказке любой!
      Никогда так глубоко ты не промерзала,
      Грудь земли, окровавленной, полуживой.

      Там, где ветер фашистский пронесся мертвящий,
      Там завяли цветы и иссякли ключи,
      Смолкли певчие птицы, осыпались чащи,
      Оскудели и выцвели солнца лучи.

      В тех краях, где врага сапожищи шагали,
      Смолкла жизнь, замерла, избавления ждя.
      По ночам лишь пожары вдали полыхали,
      Но не пало на пашню ни капли дождя.

      В дом фашист заходил -- мертвеца выносили.
      Шел дорогой фашист -- кровь дорогой текла.
      Стариков и старух палачи не щадили,
      И детей людоедская печь пожрала.

      О таком исступленье гонителей злобных
      В страшных сказках, в преданьях не сказано
      слов
      И в истории мира страданий подобных
      Человек не испытывал за сто веков.

      Как бы ночь ни темна была -- все же светает.
      Как зима ни морозна -- приходит весна.
      Эй, Европа! Весна для тебя наступает,
      Ярко светит на наших знаменах она.

      Под пятою фашистскою полуживые,
      К жизни, страны-сироты, вставайте! Пора!
      Вам грядущей свободы лучи заревые
      Солнце нашей земли простирает с утра.

      Этой солнечной, новой весны приближенье
      Каждый чувствует чех, и поляк, и француз.
      Вам несет долгожданное освобожденье
      Победитель могучий -- Советский Союз.

      Словно птицы, на север летящие снова,
      Словно волны Дуная, взломавшие лед,
      Из Москвы к вам летит ободрения слово,
      Сея свет по дороге,-- Победа идет!

      Скоро будет весна...
      В бездне ночи фашистской,
      Словно тени, на бой партизаны встают...
      И под солнцем весны --
      это время уж близко! --
      Зиму горя дунайские льды унесут.

      Пусть же радости жаркие слезы прорвутся
      В эти вешние дни из мильонов очей!
      Пусть в мильонах сердец истомленных
      зажгутся
      Месть и жажда свободы еще горячей!..

      И живая надежда разбудит мильоны
      На великий подъем, небывалый в веках,
      И грядущей весны заревые знамена
      Заалеют у вольных народов в руках.

      Февраль 1942 г. Волховский фронт

0

12

      СМЕРТЬ ДЕВУШКИ

      Сто раненых она спасла одна
      И вынесла из огневого шквала,
      Водою напоила их она
      И раны их сама забинтовала.

      Под ливнем раскаленного свинца
      Она ползла, ползла без остановки
      И, раненого подобрав бойца,
      Не забывала о его винтовке.

      Но вот в сто первый раз, в последний раз
      Ее сразил осколок мины лютой...
      Склонился шелк знамен в печальный час,
      И кровь ее пылала в них как будто.

      Вот на носилках девушка лежит.
      Играет ветер прядкой золотистой.
      Как облачко, что солнце скрыть спешит,
      Ресницы затенили взор лучистый.

      Спокойная улыбка на ее
      Губах, изогнуты спокойно брови.
      Она как будто впала в забытье,
      Беседу оборвав на полуслове.

      Сто жизней молодая жизнь зажгла
      И вдруг сама погасла в час кровавый.
      Но сто сердец на славные дела
      Ее посмертной вдохновятся славой.

      Погасла, не успев расцвесть, весна.
      Но, как заря рождает день, сгорая,
      Врагу погибель принеся, она
      Бессмертною осталась, умирая.

      Апрель 1942 г.

0

13

      ВОЛЯ

      И в час, когда мне сон глаза смыкает,
      И в час, когда зовет меня восход,
      Мне кажется, чего-то не хватает,
      Чего-то остро мне недостает.

      Есть руки, ноги -- все как будто цело,
      Есть у меня и тело и душа.
      И только нет свободы! Вот в чем дело!
      Мне тяжко жить, неволею дыша.

      Когда в темнице речь твоя немеет,
      Нет жизни в теле -- отняли ее,
      Какое там значение имеет
      Небытие твое иль бытие?

      Что мне с того, что не без ног я вроде:
      Они -- что есть, что нету у меня,
      Ведь не ступить мне шагу на свободе,
      Раскованными песнями звеня.

      Я вырос без родителей. И все же
      Не чувствовал себя я сиротой.
      Но то, что было для меня дороже,
      Я потерял: отчизну, край родной!

      В стране врагов я раб, тут я невольник,
      Без родины, без воли -- сирота.
      Но для врагов я все равно -- крамольник,
      И жизнь моя в бетоне заперта.

      Моя свобода, воля золотая,
      Ты птицей улетела навсегда.
      Взяла б меня с собою, улетая,
      Зачем я сразу не погиб тогда?

      Не передать, не высказать всей боли,
      Свобода невозвратная моя.
      Я разве знал на воле цену воле!
      Узнал в неволе цену воли я!

      Но коль судьба разрушит эти своды
      И здесь найдет меня еще в живых,--
      Святой борьбе за волю, за свободу
      Я посвящу остаток дней своих.

      Июль 1942 г.

0

14

      НЕОТВЯЗНЫЕ МЫСЛИ

      Нелепой смертью, видно, я умру:
      Меня задавят стужа, голод, вши.
      Как нищая старуха, я умру,
      Замерзнув на нетопленной печи.

      Мечтал я как мужчина умереть
      В разгуле ураганного огня.
      Но нет! Как лампа, синим огоньком
      Мерцаю, тлею... Миг -- и нет меня.

      Осуществления моих надежд,
      Победы нашей не дождался я.
      Напрасно я писал: "Умру, смеясь".
      Нет! Умирать не хочется, друзья!

      Уж так ли много дел я совершил?
      Уж так ли много я на свете жил?..
      Но если бы продлилась жизнь моя,
      Прошла б она полезней, чем была.

      Я прежде и не думал, не гадал,
      Что сердце может рваться на куски,
      Такого гнева я в себе не знал,
      Не знал такой любви, такой тоски.

      Я лишь теперь почувствовал вполне,
      Что может сердце так пылать во мне --
      Не мог его я родине отдать,
      Обидно, горько это сознавать!

      Не страшно знать, что смерть к тебе идет,
      Коль умираешь ты за свой народ.
      Но смерть от голода?! Друзья мои,
      Позорной смерти не желаю я.

      Я жить хочу, чтоб родине отдать
      Последний сердца движущий толчок,
      Чтоб я, и умирая, мог сказать,
      Что умираю за отчизну-мать.

      Сентябрь 1942 г.

0

15

      ПОЭТ

      Всю ночь не спал поэт, писал стихи.
      Слезу роняя за слезою.
      Ревела буря за окном,
      и дом
      Дрожал, охваченный грозою.

      С налету ветер двери распахнул,
      Бумажные листы швыряя,
      Рванулся прочь и яростно завыл,
      Тоскою сердце надрывая.

      Идут горами волны по реке,
      И молниями дуб расколот.
      Смолкает гром.
      В томительной тиши
      К селенью подползает холод.

      А в комнате поэта до утра
      Клубились грозовые тучи
      И падали на белые листы
      Живые молнии созвучий.

      В рассветный час поэт умолк и встал,
      Собрал и сжег свои творенья
      И дом покинул.
      Ветер стих. Заря
      Алела нежно в отдаленье.

      О чем всю ночь слагал стихи поэт?
      Что в этом сердце бушевало?
      Какие чувства высказав, он шел,
      Обласканный зарею алой?

      Пускай о нем расскажет бури шум,
      Ваш сон вечерний прерывая,
      Рожденный бурей чистый луч зари
      Да в небе тучка огневая...

      Октябрь 1942 г.

0

16

Комм.:
Меня очень тронуло.

      РАССТАВАНЬЕ

      Как трудно, трудно расставаться, зная,
      Что никогда не встретишь друга вновь.
      А у тебя всего-то и богатства --
      Одна лишь эта дружба да любовь!
      Когда душа с душой настолько слиты,
      Что раздели их -- и они умрут,
      Когда существование земное
      В разлуке с другом -- непосильный труд,--
      Вдруг от тебя навек уносит друга
      Судьбы неумолимая гроза.
      В последний раз к губам прижались губы,
      И жжет лицо последняя слеза...

      Как много было у меня когда-то
      Товарищей любимых и друзей!
      Теперь я одинок... Но все их слезы
      Не высыхают на щеке моей.
      Какие бури ждут меня, -- не знаю,
      Пускай мне кожу высушат года,
      Но едкий след слезы последней друга
      На ней я буду чувствовать всегда.
      Немало горя я узнал на свете,
      Уже давно я выплакал глаза,
      Но у меня 6 нашлась слеза для друга, --
      Свидания счастливая слеза.
      Не дни, не месяцы, а годы горя
      Лежат горою на моей груди...
      Судьба, так мало у тебя прошу я:
      Меня ты счастьем встречи награди!

      Октябрь 1942 г

0

17

      РАБ

      Поднял руки он, бросив винтовку,
      В смертном ужасе перед врагом.
      Враг скрутил ему руки веревкой
      И погнал его в тыл под бичом,
      Нагрузив его груза горою,
      И -- зачеркнут он с этой поры.
      Над его головой молодою
      Палачи занесли топоры.
      Словно рабским клеймом ненавистным
      Он отмечен ударом бича,
      И согнулось уже коромыслом
      Тело, стройное, как свеча.
      Разве в скрюченном этом бедняге
      Сходство с воином в чем-нибудь есть?
      У него ни души, ни отваги.
      Он во власти хозяина весь.

      Поднял руки ты перед врагами --
      И закрыл себе жизненный путь,
      Оказавшись навек под бичами,
      И что ты человек -- позабудь!
      Только раз поднял руки ты вверх --
      И навек себя в рабство ты вверг.

      Смело бейся за правое дело,
      В битве жизни своей не жалей.
      Быть героем -- нет выше удела!
      Быть рабом -- нет позора черней!

      Январь 1943 г.

0

18

Комм.:
Впервые услышал стихотворение, когда его прочитала подруга, вслух. Был в ступоре.

      ВОЛКИ

      Люди кровь проливают в боях:
      Сколько тысяч за сутки умрет!
      Чуя запах добычи, вблизи
      Рыщут волки всю ночь напролет.

      Разгораются волчьи глаза:
      Сколько мяса людей и коней!
      Вот одной перестрелки цена!
      Вот ночной урожай батарей!

      Волчьей стаи вожак матерой,
      Предвкушением пира хмелен,
      Так и замер: его пригвоздил
      Чуть не рядом раздавшийся стон.

      То, к березе припав головой,
      Бредил раненый, болью томим,
      И береза качалась над ним,
      Словно мать убивалась над ним.

      Все, жалеючи, плачет вокруг,
      И со всех стебельков и листков
      Оседает в траве не роса,
      А невинные слезы цветов.

      Старый волк постоял над бойцом.
      Осмотрел и обнюхал его,
      Для чего-то в глаза заглянул,
      Но не сделал ему ничего...

      На рассвете и люди пришли.
      Видят: раненый дышит чуть-чуть.
      А надежда-то все-таки есть
      Эту искорку жизни раздуть.

      Люди в тело загнали сперва
      Раскаленные шомпола,
      А потом на березе, в петле,
      Эта слабая жизнь умерла...

      Люди кровь проливают в боях:
      Сколько тысяч за сутки умрет!
      Чуя запах добычи вблизи,
      Рыщут волки всю ночь напролет.
      Что там волки! Ужасней и злей
      Стаи хищных двуногих зверей.

      Март 1943 г.

0

19

Комм.:
Появились ассоциации непременно с Учихами.)

      КАПРИЗНАЯ ЛЮБОВНИЦА

      Красотка говорила молодая
      Царевичу, пылавшему в любви:
      -- Чтобы поверить в страсть твою могла я,
      Эй, шахский сын, ты брата умертви.

      И шахзаде, ослушаться не смея,
      Пошел и брату голову отсек.
      И вот он появился перед нею
      И череп положил у милых ног.

      Красотка в череп наливает яду,
      Любимому его подносит: "Пей!"
      Тот яд царевич выпил как отраду...
      Любовь слепа и тем стократ сильней.

      Любил я жизнь всем сердцем, и награды
      Я наконец дождался, но какой?
      Коварная дает мне чашу яда,
      Та чаша -- череп юности былой!

      Август 1943 г.

0

20

Комм.:
Кратко... но душевно.

      ОСУЖДЕННЫЙ

      Приговор сегодня объявили:
      К смертной казни он приговорен.
      Только слезы, что в груди кипели,
      Все иссякли... И не плачет он.

      Тихо в камере... С ночного неба
      Полная луна глядит, грустя.
      А бедняга думает, что будет
      Сиротой расти его дитя.

      Сентябрь 1943 г.

0

21

      СОН В ТЮРЬМЕ

      Дочурка мне привиделась во сне.
      Пришла, пригладила мне чуб ручонкой.
      -- Ой, долго ты ходил! -- сказала мне,
      И прямо в душу глянул взор ребенка.

      От радости кружилась голова,
      Я крошку обнимал, и сердце пело.
      И думал я: так вот ты какова,
      Любовь, тоска, достигшая предела!

      Потом мы с ней цветочные моря
      Переплывали, по лугам блуждая;
      Светло и вольно разлилась заря,
      И сладость жизни вновь познал тогда я...

      Проснулся я. Как прежде, я в тюрьме,
      И камера угрюмая все та же,
      И те же кандалы, и в полутьме
      Все то же горе ждет, стоит на страже.

      Зачем я жизнью сны свои зову?
      Зачем так мир уродует темница,
      Что боль и горе мучат наяву,
      А радость только снится?

      Сентябрь 1943 г.

0

22

Комм.:
Толкьо сейчас нашёл это стихотворение, в восторге.

      ПЕРЕД СУДОМ 

      Нас вывели -- и казнь настанет скоро.
      На пустыре нас выстроил конвой...
      И чтоб не быть свидетелем позора,
      Внезапно солнце скрылось за горой.

      Не от росы влажна трава густая,
      То, верно, слезы скорбные земли.
      Расправы лютой видеть не желая,
      Леса в туман клубящийся ушли.

      Как холодно! Но ощутили ноги
      Дыхание земли, что снизу шло;
      Земля, как мать, за жизнь мою в тревоге
      Дарила мне знакомое тепло.

      Земля, не бойся: сердцем я спокоен,
      Ступнями на твоем тепле стою.
      Родное имя повторив, как воин
      Я здесь умру за родину свою.

      Вокруг стоят прислужники Черчета.
      И кровь щекочет обонянье им!
      Они не верят, что их песня спета,
      Что не они, а мы их обвиним!

      Пусть палачи с кровавыми глазами
      Сейчас свои заносят топоры,
      Мы знаем: правда все равно за нами,
      Враги лютуют только до поры.

      Придет, придет день торжества свободы,
      Меч правосудья покарает их.
      Жестоким будет приговор народа,
      В него войдет и мой последний стих.

      1943

0

23

Комм.:
Родило улыбку. Доброе такое стихотворение, мне понравилось.)

      БЕДА

      -- Есть женщина в мире одна.
      Мне больше, чем все, она нравится,
      Весь мир бы пленила она,
      Да замужем эта красавица.

      -- А в мужа она влюблена?
      -- Как в черта, -- скажу я уверенно.
      -- Ну, ежели так, старина,
      Надежда твоя не потеряна!

      Пускай поспешит развестись,
      Пока ее жизнь не загублена,
      А ты, если холост, женись
      И будь неразлучен с возлюбленной.

      -- Ах, братец, на месте твоем
      Я мог бы сказать то же самое...
      Но, знаешь, беда моя в том,
      Что эта злодейка -- жена моя!

      Сентябрь 1343 г.

0

24

      ПОСЛЕДНЯЯ ОБИДА

      С обидой я из жизни ухожу,
      Проклятья рвутся из души моей.
      Напрасно, мать, растила ты меня,
      Напрасно изливала свет очей.

      Зачем кормила грудью ты меня?
      Зачем ты песню пела надо мной?
      Проклятьем обернулась эта песнь.
      Свою судьбу я проклял всей душой.

      Ответь мне, жизнь: пока хватило сил.
      Кто все твои мученья выносил?
      Не я ли столько горя перенес,
      Пока в моих глазах хватало слез?

      Любая тварь вольна нырять и плыть,
      Когда захочет жажду утолить.
      А мне на смертном ложе не судьба
      Запекшиеся губы увлажнить.

      Не знал я дружбы... Мне сжимали руки
      Оковы -- не пожатия друзей.
      И солнце в миг моей предсмертной муки
      Мне отказало в теплоте лучей.

      Пускай умру, но как перед концом
      Я не увижу дочери моей?
      Как умереть и не припасть лицом
      К родной земле, к могиле матери моей?

      Зачем в тюрьме я должен умирать,
      Своею кровью раны обагрять?
      Уж не за то ль, что землю так любил,
      Ее тепла совсем лишен я был?

      О жизнь! А я-то думал -- ты Лейла.
      Любил чистосердечно, как Меджнун,
      Ты сердца моего не приняла
      И псам на растерзанье отдала.

      От матери-отчизны отлучен,
      В какую даль заброшен я тобой!
      Я горько плачу, но моим слезам
      Не оросить земли моей родной.

      Отчизна, безутешным сиротой
      Я умираю тут, в стране чужой.
      Пусть горьких слез бежит к тебе поток,
      Пусть кровь моя зардеет, как цветок!

      Октябрь 1943 г.

0

25

Комм.:
Саске в восторге. Нет комментариев.

      МОЛОДАЯ МАТЬ

      Горит деревня. Как в часы заката,
      Густой багрянец по небу разлит.
      Раскинув руки, на пороге хаты
      Расстрелянная женщина лежит.

      Малыш озябший, полугодовалый,
      Прижался к ней, чтоб грудь ее достать.
      То плачет он надрывно и устало,
      То смотрит с удивлением на мать.

      А сам палач при зареве пожара,
      Губя живое на своем пути,
      Спешит на запад, чтоб спастись от кары,
      Хотя ему, конечно, не уйти!

      Сарвар украдкой вышла из подвала,
      Поблизости услышав детский крик,
      К крыльцу своих соседей подбежала --
      И замерла от ужаса на миг.

      Ребенка подняла: "Не плачь, мой милый,
      Не плачь, тебя я унесу в наш дом".
      Она его согрела, и умыла,
      И теплым напоила молоком.

      Сарвар ласкала малыша впервые,
      Впервые в ней заговорила мать.
      А он к ней руки протянул худые
      И начал слово "мама" лепетать.

      Всего семнадцать ей, скажи на милость!
      Еще вся жизнь, все счастье впереди.
      Но радость материнства засветилась
      Уже сейчас у девушки в груди.

      Родные звуки песенки знакомой
      Польются в предвечерней тишине...
      Мне в этот час пройти бы мимо дома,
      И заглянуть бы в то окошко мне!

      Сарвар малышку вырастит, я знаю,
      В ее упорство верю до конца.
      Ведь дочерям страна моя родная
      Дарует материнские сердца.

      Октябрь 1943 г.

0

26

Комм.:
Опять же, рассказывала подруга. Впечатление не отпускало еще неделю. Правда, слышал я немного другую версию, скорее, отредактированную, но оригинал тоже бесподобен...

      ВАРВАРСТВО

      Они с детьми погнали матерей
      И яму рыть заставили, а сами
      Они стояли, кучка дикарей,
      И хриплыми смеялись голосами.
      У края бездны выстроили в ряд
      Бессильных женщин, худеньких ребят.
      Пришел хмельной майор и медными глазами
      Окинул обреченных... Мутный дождь
      Гудел в листве соседних рощ
      И на полях, одетых мглою,
      И тучи опустились над землею,
      Друг друга с бешенством гоня...
      Нет, этого я не забуду дня,
      Я не забуду никогда, вовеки!
      Я видел: плакали, как дети, реки,
      И в ярости рыдала мать-земля.
      Своими видел я глазами,
      Как солнце скорбное, омытое слезами,
      Сквозь тучу вышло на поля,
      В последний раз детей поцеловало,
      В последний раз...
      Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
      Он обезумел. Гневно бушевала
      Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
      Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
      Он падал, издавая вздох тяжелый.
      Детей внезапно охватил испуг,--
      Прижались к матерям, цепляясь за подолы.
      И выстрела раздался резкий звук,
      Прервав проклятье,
      Что вырвалось у женщины одной.
      Ребенок, мальчуган больной,
      Головку спрятал в складках платья
      Еще не старой женщины. Она
      Смотрела, ужаса полна.
      Как не лишиться ей рассудка!
      Все понял, понял все малютка.
      -- Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! --
      Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
      Дитя, что ей всего дороже,
      Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
      Прижала к сердцу, против дула прямо...
      -- Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
      Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь? --
      И хочет вырваться из рук ребенок,
      И страшен плач, и голос тонок,
      И в сердце он вонзается, как нож.
      -- Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты
      вольно.
      Закрой глаза, но голову не прячь,
      Чтобы тебя живым не закопал палач.
      Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.--
      И он закрыл глаза. И заалела кровь,
      По шее лентой красной извиваясь.
      Две жизни наземь падают, сливаясь,
      Две жизни и одна любовь!
      Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
      Заплакала земля в тоске глухой,
      О, сколько слез, горячих и горючих!
      Земля моя, скажи мне, что с тобой?
      Ты часто горе видела людское,
      Ты миллионы лет цвела для нас,
      Но испытала ль ты хотя бы раз
      Такой позор и варварство такое?
      Страна моя, враги тебе грозят,
      Но выше подними великой правды знамя,
      Омой его земли кровавыми слезами,
      И пусть его лучи пронзят,
      Пусть уничтожат беспощадно
      Тех варваров, тех дикарей,
      Что кровь детей глотают жадно,
      Кровь наших матерей...

      1943

0

27

      К СМЕРТИ

      Из твоих когтистых, цепких лап
      Сколько раз спасался я!..
      Бывало, Чуть скажу: "Все кончено... я слаб!" --
      Жизнь мне тотчас руку подавала.

      Нет, отказываться никогда
      Я не думал от борьбы с тобою:
      Побежденным смертью нет стыда,
      Стыдно тем, кто сдался ей без боя.

      Ты ворчала:
      -- Ну, теперь держись,
      Хватит мне играть с тобой, строптивец! --
      Я же все упрямее за жизнь
      Драться продолжал, тебе противясь.

      Знаю, знаю, смерть, с тобой игра
      Вовсе не веселая забава.
      Только не пришла еще пора
      На земной покой иметь нам право.

      Иль мне жизнь пришлась не по плечу?
      Иль так сладок смертный риск бунтарства?
      Нет, не умирать -- я жить хочу,
      Жить сквозь боль, тревоги и мытарства.

      Стать бы в стороне от бурь и гроз --
      Можно тихо жить, не зная горя.
      Я шагал сквозь грозы, в бурях рос,
      В них с тобой за жизнь, за счастье споря...

      Но теперь, надежда, не маячь --
      Не помогут прошлые уроки.
      В кандалы уж заковал палач
      Руки, пишущие эти строки.

      Скоро, скоро, может быть, к утру,
      Смерть навек уймет мою строптивость.
      Я умру -- за наш народ умру,
      За святую правду, справедливость.

      Иль не ради них я столько раз
      Был уже тобой, костлявой, мечен?
      Словно сам я -- что ни день и час --
      Роковой искал с тобою встречи.

      Путь великой правды труден, крут,
      Но борца на путь иной не тянет.
      Иль с победой встретится он тут,
      Или смерть в попутчицы нагрянет.

      Скоро, как звезда, угасну я...
      Силы жизни я совсем теряю...
      За тебя, о родина моя,
      За большую правду умираю!

      Октябрь (?) 1943 г.

0

28

      СЛУЧАЕТСЯ ПОРОЙ

      Порой душа бывает так тверда,
      Что поразить ее ничто не может.
      Пусть ветер смерти холоднее льда,
      Он лепестков души не потревожит.

      Улыбкой гордою опять сияет взгляд.
      И, суету мирскую забывая,
      Я вновь хочу, не ведая преград,
      Писать, писать, писать, не уставая.

      Пускай мои минуты сочтены,
      Пусть ждет меня палач и вырыта могила,
      Я ко всему готов. Но мне еще нужны
      Бумага белая и черные чернила!

      Ноябрь 1943 г.

0

29

      ПАЛАЧУ

      Не преклоню колен, палач, перед тобою,
      Хотя я узник твой, я раб в тюрьме твоей.
      Придет мой час -- умру. Но знай: умру я стоя,
      Хотя ты голову отрубишь мне, злодей.

      Увы, не тысячу, а только сто в сраженье
      Я уничтожить смог подобных палачей.
      За это, возвратясь, я попрошу прощенья,
      Колена преклонив, у родины моей.

      Ноябрь 1943 г.

0

30

      СИЛА ДЖИГИТА

      Всем сердцем соколиным, всей душой,
      Дав клятву верности народу,
      Он на плечо повесил автомат,
      Сел на коня, готов к походу.

      И там, где он прошел, был ворог смят
      Валились пушки, танки тлели.
      Откуда эта сила и огонь
      В его как будто слабом теле?

      Как знамя, верность родине подняв,
      Джигит прошел огонь и воду,
      Не автоматом, не конем силен,
      А клятвою своей народу.

      19 ноября 1943 г.

0


Вы здесь » Endless Dream » Стихи » Муса Джалиль