Endless Dream

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Endless Dream » ФанФик, ФанАрт. » "Снежная долина"-3


"Снежная долина"-3

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

«СНЕЖНАЯ ДОЛИНА»,
Часть третья

Автор: ~sasuke~ aka ~Suna to Taiyou~ (aka Uchiha Sasuke aka Sasori)
Бета: Yukana (aka Uchiha Itachi)
Авторские права на «Эпилог»: Yukana (aka Uchiha Itachi)
Бета «Эпилога»: ~sasuke~ aka ~Suna to Taiyou~(aka Uchiha Sasuke aka Sasori)
Формат: фанфикшн (серийный. Первая часть выложена 17 июля, вторая – 25 июля)
Аниме: «Наруто»
Жанр: сенен – ай / яой, драма, романтика, стеб, ООС, AU.
Пейринг: Итачи/Саске, намек на Сасори/Дейдара, намек на несбыточные мечты Тоби/Дейдара.
Отмазка: все права на героев этого высокоинтеллектуального произведения принадлежат Кишимото Масаши, все претензии к нему.
Предупреждение: не читать, предварительно не ознакомившись со второй частью манги и двумя предыдущими частями этой серии. Не читать людям с мало разработанным воображением. Не читать противникам инцеста, яоя и чрезмерного насилия над маленькими беспомощными братьями (считайте это небольшим спойлером!).

Раннее утро. Настолько раннее, что роса на траве еще не успела обсохнуть, а лучики солнца приласкать крыши домов. Предрассветное утро, когда еще рано идти на работу, но уже поздно возвращаться домой с какого-либо празднества. Тихое летнее утро, не нарушаемое ни единым звуком. Лишь меланхоличные покачивания верхушек деревьев и одинокая мальчишеская фигура, удаляющаяся от дома, высившегося посреди лесного царства. Юноша, уходивший прочь. Прочь отсюда, прочь от своей прежней жизни, чтобы начать новую, в которой не будет места тем людям, что ныне окружают его… Парень двигался неуверенно, словно еще не решившись до конца. Его душу терзали внутренние противоречия и сомнения, но приближающийся рассвет подгонял и вскоре фигура скрылась в тумане, бесследно испарившись. Лишь невесомый поцелуй на губах молодого мужчины, безмятежно спящего в верхней комнате, остался напоминанием о нем…

1

Сон пропал внезапно, испарившись в легкой утренней дымке. Солнце уже встало, радуя землю своим золотистым великолепием. Где-то совсем рядом, под окном, пели птицы – похоже, свили там гнездо. Природа пробудилась от недолгого сна, что каждый день дарила ей ночь и теперь торопилась восполнить потерянное за эти часы.
Итачи повернулся на другой бок. Рука в привычном движении скользнула в сторону… чтобы почувствовать пустоту рядом. Последние остатки сонливости окончательно пропали, уступив место растерянности. Парень приподнялся на локтях и бросил взгляд на небольшие круглые часы на прикроватной тумбочки - 7:30. Непохоже на Саске вставать так рано… Тем более, когда у него, Итачи, наконец выдался выходной. В такие немногочисленные деньки мальчишка любил подольше поваляться в постели, и зачастую их подъем откладывался еще часа на два. Учиха – старший обвел комнату быстрым наметанным взглядом. Ничего необычного. Приоткрытое окно (это лето выдалось особенно жарким), легкое кимоно Саске на спинке стула и плащ Акацки на дверце шкафа, раскрытый на двенадцатой странице журнал «Садоводство»на кофейном столике и кунай, на котором мальчишка начал делать гравировку… Итачи слегка улыбнулся – Саске везде оставлял следы своего присутствия. Следы тепла и уюта.
Парень поднялся и, подхватив с щитка кровати халат, набросил на плечи, небрежно подвязавшись поясом.
Наверное, Саске в уборной… или на кухне – иногда у него случались необъяснимые приступы и он загорался совершенно безумной идеей что-нибудь приготовить. Готовил мальчишка из рук вон плохо. Более-менее съестными в его исполнении получались лишь блинчики и уха, но после того, как за процессом приготовления второго его застал Кисаме, репертуар Саске уменьшился до одного наименования. Итачи невольно улыбнулся. Зато как мило он смотрелся в фартуке…
Учиха-старший не спеша прошел в ванную. Пусто. Полотенце висело там же, и было сухим. Значит, этот вариант отпадает. Чуть удивившись, Итачи спустился вниз, держа курс в сторону кухни. Такой же результат.
«Ну и куда ты подевался, маленький негодник? – мысленно позвал Итачи, обходя комнаты одну за другой – Надумал поиграть со мной? Ну, что ж… если я найду тебя раньше, чем ты успеешь меня одурачить, то так просто ты не отделаешься…»
Шаг за шагом, метр за метром… но Саске нигде не было. И чувство непонятной тревоги, что с самого начала парень усиленно подавлял внутри себя, начало обретать ощутимую форму…
«Возможно, он пошел за продуктами… нет, глупость. Саске никогда бы не стал заниматься подобными вещами, учитывая незавидные особенности его буйного характера. К тому же, холодильник полон… тогда где он? Мелкий бес, куда ты еще надумал сбежать от меня?» – Итачи вздрогнул, вдруг осознав, как его испугало это слово – "сбежать".
Большие старые часы в гостиной пробили восемь.
Парень вновь прошел на кухню, в слепой надежде увидеть там брата, улыбающегося своей проказливой улыбкой и говорящего "Ты попался!". Но хрупкая надежда разбилась вдребезги, когда Итачи поднял с пола сбитый порывом ветра небольшой кусочек белой бумаги с аккуратно выведенными на ней иероглифами…

«Итачи, - гласила записка, - не ищи меня. Я не вернусь. Куда я ушел - неважно. Важно лишь то, что теперь я наконец обрету то, о чем мечтал все это время. Наконец-то…»

Итачи сморгнул капельку пота, застывшую на ресницах и поднял взгляд. Это казалось абсурдом.
- Саске! – позвал он. Голос почему-то показался совсем чужим – хриплым и надрывным.
Тяжелая, вязкая тишина давила на уши.
- Саске, черт возьми! Что за глупые шутки с утра пораньше?!
Сердце бешено колотилось, паника заволокла разум, мешая трезво оценить ситуацию.
- Саске!
Наверху раздался грохот.
Итачи сорвался с места, в полсекунды преодолев лестничный пролет, и рывком распахнул дверь комнаты.
Внезапно поднявшийся ветер с силой трепал занавески, заставляя оконные створки с дребезжанием биться друг о друга.
Парень почувствовал, как внутри него что-то оборвалось. Что-то, что раньше поддерживало в нем некое постоянство, что было важным и необходимым, как воздух. Что-то… что он не смог бы найти в одиночку. Тонкая ниточка, связывающая его с братом, дрогнула и оборвалась. Прошло немало времени, когда Итачи наконец обнаружил, что уже по двадцатому кругу перечитывает записку, напряженно вглядываясь в иероглифы. Словно не веря, ища ответ на вопрос, холодной льдинкой застывшей в голове – «Почему?». Итачи стиснул зубы. Клочки некогда целой белой бумаги закружились по комнате в причудливом танце, поддерживаемые потоками ветра.
Парень опустился на кровать.
Потрясение, шок, неверие. Неверие, что все это действительно правда. Что Саске ушел, оставив его. Ушел.
«Саске, почему? Куда ты отправился? Зачем? Что произошло? Что было не так? Что я сделал не так, что ты принял такое решение? Что ты решил уйти… Саске…»
Последнее робкое предположение, что это все глупый розыгрыш пало под мощной волной отчаяния.
Итачи резко поднялся с кровати и, схватив с тумбы вазу с цветами, запустил ей в стену. Раздался звук разбитого стекла и осколки синего фарфора полетели во все стороны. Следом отправилась другая, добавляя в уже образовавшийся хаос новые составляющие.
Парень откинул от себя стул, разломав его в щепки и, пошатнувшись, упал на колени. Несколько крупных кусков впились ему в кожу, но он не придал этому никакого значения. Маленькая физическая не могла заглушить душевную боль…
«Саске, ответь, почему? Почему ты ушел? Неужели я был действительно никудышным братом? Неужели все было настолько плохо? Прошу тебя, вернись… Пусть все это будет неправдой…»– в унисон с израненным сердцем шептали губы.

2

- … а я, значит, ему и говорю – «Бросайте вы своего пылесосника и переезжай ко мне». Он ведь давно жаловался, что Сасори-сан к нему относиться слишком придирчиво, кукольники, они ж народ такой – если ты с них пылинки не сдуваешь, то быть тебе врагом, - разглагольствовал Тоби, нервно помешивая серебряной ложечкой чай.
- А он тебе что на это? – без всякого интереса в голосе отозвался Кисаме, меланхолично разглядывая трещинки на чашке.
- А он мне – «Нет, простите, Тоби-сан, вы же знаете Сасори-сама – он ведь человек чувствительный, ненароком обидеться может, и тогда прости – прощай. А мне ведь без него ну, никак нельзя, партнеры все-таки». Вот ведь Дейдара-сан, вот ведь…И это его извечное «да»! Бесит!
- Угу, угу, ты прав, - без капли заинтересованности в голосе пробормотал синий, не отрывая взгляда от бокала.
Тоби торопливо отхлебнул глоток чая, и продолжил о наболевшем:
- А я ему и отвечаю – «Ничего-ничего, Дейдара-сан, мы этот вопрос уладим, я вам даже вещи помогу перетащить, груз-такси вызывать не придется. А все это дело провернем, когда ваш напарник будет отсутствовать». А он мне – «Нет, нет, так нельзя. Это неправильно и подло. К тому же, знаете, я как бы уже привык. Мы даже и подстраиваться друг под друга научились – синхронизировали время подъема и принятия пищи». Нет, ну ты представь! Подстраиваться они научились… - Тоби сделал еще один глоток, ругнулся, когда трубочка нахально не захотела лесть под маску, но оную, даже после некоторых мучений, не снял.
- Да, да, да, сущий кошмар… - Кисаме заглянул в свою чашку, прицокнул языком, обнаружив там дохлую муху и со вздохом отставил ее в сторону.
- И это ведь не первый раз, когда Дейдара-сан отказывается от сотрудничества со мной. Вспомнить хотя бы день, когда я ходил дергать зуб! Я ему и материал под его бомбы приволочь обещал, а он – ни в какую… эх, сам не понял, что отказался от эксклюзивной возможности увидеть мое милое личико без маски… А восемнадцатилетие Итачи-сана! Опять-таки не предоставил помощи, и мне пришлось самому волочь на себе пьяного Учиху… а для моего хрупкого тельца это был непомерный груз! Так к чему это я? А! Тебе никогда не казалось, что у них с Сасори далеко не служебные отношения? – Тоби перегнулся через весь стол, заискивающе заглядывая коллеге в глаза.
- С чего ты взял? – спросил Кисаме, примериваясь к тарелочке с суфле.
- Ну…, - протянул мужчина, садясь на место и тоже облюбовывая сладкое, - Начнем с самого начала. Дейдара-сан всегда носится с ним, на той же пьянке по поводу Дня Рождения Итачи-сана именно он тащил его пьяную тушку; когда мы зовем его по-братски распить бутылочку, он всегда увиливает, ссылаясь на то, что сегодня его очередь готовить ужин и потому он хочет сделать что-то особенное… Кроме того, он всегда вызывается чинить марионетки Сасори, хотя сам любит пофырчать на тему «Какая глупость эти куклы». Разве недостаточно аргументов?
- Нет, - отмахнулся Кисаме, подцепив ногтем приглянувшееся суфле и отправляя его в рот, - Обычные партнерские отношения. А Дейдара у нас мальчик миролюбивый, вот он и ратует за то, чтобы их отношения с Сасори были образцом для подражания.
- Ты так говоришь, потому что потерял своего Учиху; дескать, что раз не у нас, то и у других служебных романов быть не может! - усмехнулся Тоби, вновь предпринимая бесплотные попытки запихать трубочку под маску.
- Я его не терял, - нахмурился синий.
- Правильно. Он сам ушел.
- Ой, только не начинай снова… - простонал Кисаме, закатывая глаза и совершенно не желая продолжать эту наболевшую тему. Однако Тоби было не так-то просто сбить с толку…
- Я, конечно, понимаю, что тебе до сих пор обидно, что Итачи-сан предпочел тебе своего младшего брата, но нельзя же так зацикливаться на этом… Прости его, что ли, в конце концов… Ой, то есть, я хотел сказать, что понимаю, как тебе плохо и трудно…
Синий сделал вид, что пропустил слова собеседника мимо ушей и продолжил молча поглощать суфле. Тарелка стремительно пустела…
- …а потому я прошу тебя войти в мое положение, - как ни в чем ни бывало продолжал Тоби.
- Дейдара никогда не был твоим партнером и в ближайшее время им не будет, потому что: во-первых, Сасори в полном здравии и почивать пока не собирается и кто бы что не говорил; во-вторых, ты до сих пор не являешься Акацки и навряд ли на твоей улице когда-нибудь наступит праздник по этому поводу; и, в-третьих, он сам не особо хочет этого, что не удивительно. Тоби, угомонись и оставь эти глупости.
- А как же хваленая мужская дружба? Неужели ты не хочешь помочь мне?
- Я уже сказал, что не хочу вмешиваться в ваши взаимоотношения, и не намерен менять свое решение, - отрезал Кисаме.
- Но… - вякнул было его собеседник, как дверь вдруг отворилась и на пороге обозначился предмет их обсуждений.
- То ли гендзюцу Итачи-сана простирается дальше, чем он сам утверждал, то ли я опять начинил бомбы галлюциногенами, да… - задумчиво пробормотал Дейдара, проходя в комнату и плюхаясь на стул рядом с Кисаме.
- И вам доброе утро… - хмуро отозвался Тоби.
- Не цепляйся, - отмахнулся блондин, окидывая столик быстрым взглядом и останавливая свой выбор на шоколадном печенье, - Представляете, иду я, значит, сюда, а мне на встречу – младший Учиха. Саске, да. Я сначала не сообразил, что это он, а потом обернулся и окликнул его. Тот – ноль внимания, фунт презрения, даже шагу прибавил. Ну, я и подумал – глюк, да. Видимо, пора прекращать с экспериментами… Говорил мне Сасори-сама, говорил…
- Да, завязывай с этим делом – мелкий сейчас в лучшем случае только-только глаза продрал, - сказал Кисаме, безжалостно расчленяя очередное суфле.
- Самое интересное, что мальчишка-то выглядел вполне реальным… Может я, того…? Схожу с ума потихоньку? – блондин нервно засмеялся. Мимо комнаты прошла темная фигура, на секунду остановившись и, покрутив пальцем у виска, отправилась дальше.
- Вот и я о том же, да… - протянул Дейдара, откидываясь на спинку стула – Лидер-сама сегодня явно не в себе…
- После того, как Итачи-сан проспал наш поход за очередным Хвостатым, он вообще перестал радоваться жизни… - Тоби вздохнул.
В комнате повисла тишина, нарушаемая лишь негромкими прихлебываниями и причмокиваниями.
- Ладно, пойду, пожалуй, - синий привстал со стула, отряхивая крошки и направляясь к выходу, - Надо добежать до Итачи, обсудить кое-что касательно работы… заодно и проверим, где Саске. Так что оставляю вас наедине…
- Я с тобой! – Дейдара вскочил с места. Его совсем не прельщала идея оставаться один-на-один со своим неудачливым поклонником… - Только спрошу у Лидера-сама, есть ли у него поручения для нас с Сасори-сама на сегодня… и присоединюсь к тебе позже.
Двое мужчин покинули комнату, оставив Тоби тет-а-тет со сладким и не-веселыми мыслями из разряда «Почему меня никто не любит?»…

3

Тишина давила на уши.
Итачи сделал еще один глоток обжигающе горячего и чертовски крепкого кофе. Парень закашлялся, когда напиток проник в горло, и отставил кружку. Болела голова. Эта боль была почти не физической, а засевшей где-то очень глубоко внутри и медленно пожирающей оттуда.
Солнце за окном щедро поливало землю яркими лучами, но Итачи не было никакого дела до этого.
Обычно Саске еще спал в это время – казалось, будто ничего и не произошло, что если парень сейчас поднимется наверх, то увидит брата, мирно спящего в постели, но… Дом больше не был «домом» без Саске.
Сердце разрывалось от боли, а разум упрямо твердил, что все это неправда, что он просто видит кошмарный сон и скоро проснется… Но реальность диктовала свое.
Взгляд непроизвольно скользнул на полочку с посудой и наткнулся на маленькую синюю чашку с выведенными белой краской иероглифами – «Саске». Итачи закрыл глаза, стараясь отогнать внезапно всплывшее перед глазами лицо мальчика, но видение навязчиво преследовало его…
«- Нии-сан! Почему ты такой вредный?
- Ну вот, снова я должен тащить эти дурацкие покупки…
- Итачи, кажется, у меня снова температура… Видно, придется тебе возиться со мной еще и сегодня…
- Нии-сан… останься со мной… »
Воспоминания больно кольнули израненное сердце.
Итачи сжал зубы, обхватив голову руками и усиленно борясь с голосом, звучащим у него в голове…
- Итачи! – внезапно окликнули его. Парень поднял голову, встретившись взглядом с нависшим над ним Кисаме.
- Йо, - поздоровался синий, выпрямляясь.
- Я не слышал, как ты вошел. Давно пора забрать у тебя ключи от дома.
- Да-да, старая песенка… Я смотрю, ты сегодня не в духе. Опять всю ночь не спал? – Кисаме усмехнулся – А мелкий все еще в постели?
- Он ушел, - бесцветным голосом ответил Итачи.
- За продуктами? Как это ты его перевоспитал? Раньше и метлой нельзя было выгнать…
- Он ушел, - повторил парень, прикрыв глаза. Мужчина напротив него непонимающе вскинул бровь.
- Так, стоп, я ничего не понял. Куда ушел?
- Не знаю. Когда я проснулся, его уже не было. Только прощальная записка.
- А что в ней?
- «Неважно, куда я ушел, важно лишь то, что я наконец смогу обрести то, о чем мечтал все это время». Если бы я не порвал ее, то показал бы тебе.
- Да ладно тебе, шутит мальчик, мелкий – что с него взять…
- Это не в его духе. К тому же, он отсутствует уже больше часа.
- Да куда он денется, с вашим-то охранным дзюцу? Оно же у тебя на несколько миль вокруг простилается…
- По-твоему, я стал бы так нервничать, если бы это было так? Еще вчера мне пришлось его снять – опять начались перебои, вся округа была усеяна трупами мелких животных. Кисаме, он ушел.
Воцарилась тишина, нарушаемая лишь птичьими трелями под окном.
- Это серьезнее, чем я ожидал… - пробормотал синий, - Сегодня утром Дейдара сказал, что видел его…
- Что?! – оживился Итачи, – ГДЕ?!
- Я не знаю. Мы все сочли это просто обманом зрения, но теперь я понимаю, что в действительности это было не так. Дейдара упомянул, что Саске вел себя странно – прошел мимо, даже не удостоив его взглядом…
- ИТАЧИ-САААН! – раздался вопль в коридоре.
- А вот, кстати, и он.
Спустя полсекунды Дейдара оказалось на кухне, помахивая сумкой с продуктами.
- А, вот вы где! Чего не встречаем гостя? Я вам тут пирожных с яблоками принес, да. Вроде как плата за мое присутствие…
- Где ты видел Саске? – без прелюдий начал Кисаме, разворачиваясь к парню. Тот непонимающе захлопал ресницами.
- А что? Я думал, мы сошлись на том, что это был глюк… Представляете, Итачи-сан, мне утром привиделся ваш братик, да! Кажется, я снова напутал с ингредиентами для своих бомб…
- Шутки в сторону. Где ты его видел? – настаивал синий.
- В соседней деревне, - ответил Дейдара, ошеломленно переводя взгляды с одного коллеги на другого, - Фи, какие вы негостеприимные… Я им тут провизию принес, а они про Саске, да…
- Shimatta, - в сердцах выругался Итачи, стукнув кулаком по столу.
- Черт, - процедил Кисаме сквозь зубы.
- Да в чем дело?! – воскликнул Дейдара, совершенно сбитый в толку – Может, расскажете что случилось?
- Саске ушел. Неизвестно куда, неизвестно зачем. Ясно лишь то, что возвращаться он явно не намерен, - кратко пояснил синий.
- Не может быть…
- Именно.
- А как же охранное дзюцу?
- Не работает.
- Мы должны что-то предпринять! – с энтузиазмом в голосе провозгласил блондин, решительно бросив покупки на стол.
- Зачем? – внезапно отозвался Итачи. Голос был тихим и хриплым.
- Как «зачем»? – опешил Дейдара – разве он не ваш младший брат? Разве вы не волнуетесь? Разве вы не любите его?!
Повисла секундная пауза.
- Если он ушел, значит, проблема во мне, верно? Если бы все было хорошо, он бы не стал так поступать…если бы я был действительно важен для него, он бы не бросил все просто так, разве нет? Раз он ушел…значит, Саске не так уж и многое связывало со мной…это его право и его решение…тут я бессилен…
- И вы собираетесь позволить ему уйти?! – Дейдара хлопнул ладонью по столу в сантиметре от Учихи, заставив того невольно вздрогнуть, – Вы же не можете не признать, что страдаете! У вас это на лбу написано! Я знаю, как много вы значите друг для друга, поэтому нельзя оставить все как есть!
- Это было его желание, потому я хочу позволить ему осуществить его, - тихо произнес Итачи, опуская глаза. Ему совершенно не нравился этот разговор.
- Что за ерунду вы говорите?! – Дейдара окончательно распалился, – Вы готовы вот так все оборвать? Готовы оборвать все ниточки, что вас связывали? Готовы позволить этому глупому мальчишке все испортить ради сиюминутной прихоти, да?! Почему вы сразу опустили руки? Почему не попытались что-то предпринять? Может быть, здесь не только ваша вина? Почему бы вам не узнать этого прямо у него? – парень пытливо заглянул в глаза коллеге. Итачи отвел взгляд. – Я вижу, что вы понимаете, что я прав. Тогда… мы обязаны найти и вернуть Саске!
- И как ты предлагаешь это сделать, миротворец ты наш? – подал голос Кисаме.
- А вот это предоставьте мне, - произнес Дейдара так, чтобы его услышал только синий.

4

- Орочимару-сама! Орочимару-сама! – вопил Кабуто, носясь по многочисленным коридорам их дома в поисках хозяина.
- Кабуто? – раздался шипящий голос прямо над ухом у парня, с присущей только Саннину игривой интонацией, и медик непроизвольно отшатнулся. Несмотря на долгое время, проведенное в компании Орочимару, Кабуто никак не мог привыкнуть к любимой особенности своего хозяина – появляться из ниоткуда. Именно так они лишились своей единственной и последней уборщицы… Дурное было время…
- Ты что-то хотел? – тихо прошелестел мужчина, чуть отходя в сторону.
Кабуто поправил сползшие на нос очки, мысленно обругал проклятый тестостерон и развернулся к Саннину.
- Орочимару-сама… Вам смс-ка… От Саске-куна… - неловко пролепетал он, робко протягивая хозяину миниатюрный мобильник цвета змеиной кожи.
- Саске-кун? – Кабуто мог поклясться, что увидел в глазах мужчины нездоровый блеск.
- Да, Орочимару-сама… Читайте, пожалуйста.
Саннин отвернулся от парня, полностью углубившись в изучение сообщения. Полминуты прошло в напряженной тишине. Кабуто начал нетерпеливо переминаться с ноги на ногу, когда Орочимару наконец поднял голову от дисплея сотового.
- Он идет к нам, - мужчина плотоядно улыбнулся, облизнувшись.
- Этого не может быть! – воскликнул медик. Подсвечник выпал из ослабевшей руки. Пламя побежало по краю ковра. Кабуто ругнулся и затоптал его ногой. Теперь они стояли в кромешной темноте, исключение составляла только небольшая полоска света, падающая через узкий проем двери.
- Да, Кабуто. Поэтому надо дать ему наилучшее сопровождение… Почему бы тебе не отправиться за ним?
Повисла пауза.
- Почему это должен делать именно Я? – в тоне парня проскользнули недовольные, но не слишком уверенные нотки. Орочимару приподнял бровь – Кабуто впервые осмелился ему противоречить.
- Я доверяю тебе, как никому другому. Ты будешь достойной охраной Саске-куну. Ты сильный, ловкий и, к тому же, превосходный медик… Просто идеально…
- Но…
- А, может быть, ты ревнуешь?
Темнота не позволила Орочимару увидеть, как вспыхнуло лицо парня. Кабуто склонил голову, пытаясь подавить смущение.
Саннин поднял руку, мягко касаясь щеки медика и слегка поглаживая ее.
- Если все пройдет гладко и ты доставишь Саске-куна сюда… Будь уверен – я щедро награжу тебя, Кабуто, - он произнес эту фразу совсем тихо, давая парню возможность самому обдумать, был ли там намек, или нет…
Кабуто прикусил губу, восстанавливая сбитое дыхание, и чуть отступил назад.
- Вот и замечательно, - промурлыкал Орочимару. Рука бессильно опустилась, - Можешь взять с собой Кимимаро – ему будет полезна небольшая прогулка. Если возникнут трудности – не в коем случае не отходи от Саске-куна. Он должен добраться до меня в целости и сохранности.
Кабуто склонил голову и опустился на колени, выражая свое почтение. Очки блеснули в узкой полоске света.
- Я все сделаю, Орочимару-сама.

5

- Цунаде-сама! Цунаде-сама! – тем временем раздавались крики в коридоре Дворца Хокаге.
Женщина лениво приоткрыла один глаз – солнышко, что ныне порадовало Коноху своим присутствием, разморило ее. Цунаде потянулась, разминая затекшие после небольшого сна кости, повертела головой из стороны в сторону и невидящим взглядом уставилась на дверь.
- Меня кто-то звал или мне показалось? – пробормотала она.
- Цунаде-сама! Откройте, это срочно! – послышался из-за двери взволнованный голос Котецу, поддерживаемый сонмом из еще трех голосов на заднем фоне.
Пятая зевнула, окинула взглядом разбросанные на столе свитки, кисти и бланки, решила убрать половину, чтобы выглядело поприличнее, потом плюнула на это дело и выпрямила спину.
- Войдите, - величественным голосом позволила она.
Двери распахнулись и в комнату ворвались Котецу, Гемма, Идзумо и Райдо.
- В чем дело? – начала женщина с прямого вопроса.
- Цунаде-сама… там… - Котецу замолчал, не в силах продолжить.
- Там… у ворот… - у Идзумо тоже не хватило словарного запаса, чтобы описать произошедшее.
Пятая еще раз зевнула, торопливо прикрыв рот ладонью, и неодобрительно покосилась на наставников.
- Говорите быстрее, у меня есть куча неотложных дел.
« Например, поспать» – мысленно добавила она, переводя взгляд с одного мужчины на другого.
- Это важно! – воскликнул Райдо – Там… - он замялся, словно не в силах произнести то, что требовалось – Там…!
- Акацки у ворот! – наконец пояснил Гемма, от переизбытка чувств вытащив изо рта иголку.
- ЧТО?! – Цунаде резко вскочила с места, хлопнув ладонями по столу – КАК?! ЧТО ПРОИЗОШЛО?! СКОЛЬКО ИХ?!
«Плохо, плохо! – метались ее мысли – Кто знает, что они собираются предпринять?! Неужели снова…?!»
- Их двое!
- Так! Срочно собираем отряды! Возьмите лучших чунинов и джоунинов! И, самое главное – уведите Наруто как можно дальше отсюда!
Воцарилась секундная тишина.
- Цунаде-сама, вы не поняли… - робко начал Райдо, почесывая переносицу.
- Их больше?! Они уже напали?! – воскликнула женщина, напряженно вглядываясь в лицо наставника.
- Нет… Они…
- Они пришли с миром, - Гемма неловко опустил взгляд.
- Что? – потрясенно прошептала Пятая, опускаясь обратно в кресло.
- Они требуют, чтобы мы пустили их к Вам, - Райдо был окончательно сбит с толку, - Но мы опасаемся. Мы не знаем, каковы их намерения…
- Пустите их, - ответила Цунаде, прикрыв глаза.
- Но…! Это слишком опасно!
- Пустите их. Это приказ.
- Цунаде-сама… - Райдо посмотрел на коллег. Те ответили ему таким же растерянным взглядом – Хорошо, Цунаде-сама… Но… если что… мы будем рядом. Не хотим надеяться на худшее, но мы должны помнить случившееся с Третьим…
Они откланялись и покинули кабинет.
Женщина откинулась на спинку кресла.
«Это действительно опасно… очень опасно. Что у них на уме – неизвестно. Скорее всего, их цель – Девятихвостый внутри Наруто. Снова. В таком случае… я остановлю их. Даже ценой своей жизни, если потребуется. Но Демон-Лис не достанется Акацки. Такая мощь не должна быть в темных руках»
Казалось, прошла длинная череда вязких минут, прежде чем раздался короткий стук в дверь.
Цунаде выпрямилась. Сердце учащенно забилось.
«Вот и все…»
- Войдите, - сказала она.

6

Банка кофе стремительно пустела.
- Хочешь заработать себе аритмию в 22 года? – прокомментировал Кисаме, наблюдая, как Итачи нетвердой рукой отсыпает себе в чашку половину оставшегося, – С такими темпами тебе недолго осталось.
Парень проигнорировал это заявление, невозмутимо залив содержимое кипятком и критически рассмотрев, что получилось.
- Итачи, - синий вздохнул, - Кому и что ты пытаешься доказать? Может, мне, что ты уже взрослый и имеешь на это право? Я это знаю и так. Но, послушай, это не единственный способ снять напряжение. Я понимаю, что тебе плохо и хочется, по меньшей мере, утопиться, но это ведь не повод гробить себя кофе?
Пауза.
- Похоже, он все-таки нерастворимый… - пробормотал Итачи, с сожалением воззрясь на плавающие на поверхности комочки.
Кисаме закатил глаза.
- Перестань делать вид, что не слышишь меня. Ты ведь прекрасно знаешь, что я прав.
- Интересно, у нас есть еще кофе? – задумчиво произнес Учиха-старший, выливая жидкость в раковину.
- Итачи, черт возьми! Не игнорируй меня! Я же тебе плохого не посоветую…
- Кисаме,- парень развернулся к коллеге, устало прикрыв глаза, - Я совершеннолетний и могу сам о себе позаботиться, поэтому…
- Вижу я, как ты о себе заботишься! – проворчал мужчина, скрещивая руки на груди.
- …поэтому, будь добр, избавь меня от своих советов, - невозмутимо продолжил Итачи, отворачиваясь и вновь переводя внимание на навесные шкафчики над плитой.
- Кто ж виноват, что ты ни черта не бережешь свое здоровье?!
- Никто не виноват.
- Неправда. Ты виноват. Если бы ты относился к нему более серьезно, то у тебя бы вообще проблем не было.
- Пусть. Это мой образ жизни и я не потерплю, чтобы кто-нибудь в него вмешивался. Даже ты, - Итачи скрылся в недрах полок.
- Итачи, - обессилено протянул Кисаме, от досады пнув табурет, - Ты – один из Акацки. Твое здоровье должно быть в норме. Кофе отнюдь не способствует этому. А учитывая твою патологическую непереносимость к кофеину… Ты себя уверенно ведешь в могилу.
Итачи резко развернулся, с силой запустив стеклянной банкой в сторону синего. Кисаме, не ожидавший атаки, увернулся в последнюю секунду, и банка со звоном разбилась о стену.
- Ты с ума сошел?! – воскликнул тот.
Учиха смерил его яростным взглядом.
- Не указывай мне, как жить. Рано или поздно предел моего терпения оказывается позади, и тому, кто поспособствовал этому, становится очень нехорошо, - тихим голосом произнес он, облокотившись о стол.
- Ты мне угрожаешь? – выдержав паузу, спросил Кисаме.
- Пока только предупреждаю.
- Итачи, ты…! КАКОГО ЧЕРТА ТЫ ВСЕ ЭТО ДЕЛАЕШЬ?
- НЕ УКАЗЫВАЙ МНЕ, КАК ЖИТЬ! Я МОГУ О СЕБЕ ПОЗАБОТИТСЯ И САМ! НЕТ НУЖДЫ НАПОМИНАТЬ МНЕ О ТОМ, КАК ВРЕДЕН КОФЕИН И КАКИМ ОБРАЗОМ Я ОТПРАВЛЮСЬ В МОГИЛУ!
- ДА ЧТО С ТОБОЙ?! ТЫ НИКОГДА ТАК НЕ ВЕЛ СЕБЯ! – Кисаме был поражен до глубины своей синей-пресиней души. Он ни разу не видел Итачи в таком настроении. Всегда спокойный, даже меланхоличный, казалось, ничто не может вывести его из себя. Однако…
- ТЫ НАДОЕЛ! – воскликнул парень. Доля секунды – и в стену, всего в миллиметре от Кисаме, воткнулся кунай. Синий осторожно перевел взгляд на оружие – тот вошел в бетон по самую рукоятку. Вниз, по щеке мужчины потекла струйка крови. Он ошарашено дотронулся до лица – порез под пальцами был длинный и глубокий.
- Теперь ты понимаешь, что я не шучу? – синий увидел вспыхнувшие алым светом шаринганы.
- Итачи… - процедил он сквозь зубы, по-прежнему зажимая ладонью ранку. Кровь не хотела останавливаться.
- Этого недостаточно? – в голосе Учихи вновь появились опасные нотки.
- Т-ты…! – процедил Кисаме сквозь зубы.
- Надоело, - Итачи выдернул кунай из стены и молча направился к двери, - Будь добр, не задерживайся тут. Надеюсь, когда я вернусь, тебя тут уже не будет. Или…
Шаринганы еще раз мерцнули красным светом и погасли. Парень спрятал оружие в сумку на бедре и молча вышел из комнаты. Спустя несколько секунд послышался грохот захлопнувшейся входной двери.
Кисаме невольно сглотнул и потер горло. Мысль, что Итачи мог убить его, не поведя бровью, прочно засела в голове мужчины. Ровно как и то, что сделал бы это он из-за сущего пустяка.
«Глупый мальчишка… "
Кисаме едва удержался от того, чтобы сплюнуть прямо на пол.
«Его беспокойство понятно… и, не будет преувеличением сказать, что обоснованно. Ему тяжело, я тоже это понимаю… его покинул любимый человек… тот, кому он доверял… его брат.. НО КАКОГО ЧЕРТА ОН РЕШИЛ, ЧТО СРЫВАТЬ СВОЙ ГНЕВ МОЖНО НА МНЕ?! Хоть бы Дейдара побыстрее разрулил это дело – еще одна такая выходка Итачи и я пас!»
Синий досадливо пнул стоявший рядом табурет, отправив тот на плиточный пол, и направился к выходу.
Лучше поторопиться… кто знает, когда Итачи надумает вернуться?..

7

- ЧТО?!! – огласилась вся резиденция Хокаге зычным женским воплем – НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!
- Отчего же «не может»? – вторил ему тихий мужской голос – Мы к Вам с серьезными намерениями, да, а Вы нас так… Некрасиво, некрасиво…
- Так! Тут я решаю, что красиво, а что нет! Мне даже в голову не могло прийти, что вы способны на ТАКОЕ…
- Да, нам тоже, но у этого придурка, видимо, склад ума несколько иной… - встрял третий.
- Заткнись, Зецу, иначе прогорим, да… ты понимаешь, что это наш последний шанс? – прошипел Дейдара, толкая напарника локтем в бок.
- Мне, честно говоря, глубоко параллельно, кто там у Итачи сбежал и куда… - мужчина отодвинулся, сводя все попытки блондина на нет.
- А мне нет!
- Твои проблемы…
- Зецу!
- Дейдара?
- Вот поэтому-то я и не хотел брать тебя с собой…
- Ну и не брал бы.
- Одному боязно. От тебя-то всего требуется стоять рядом, все переговоры веду я – у меня и внешность неплохая и речь лучше развита, да…
- Тогда заканчивай побыстрее! – Зецу возвел глаза к потолку. Дейдара в готовности повернулся к Цунаде, оптимистично сияя голубыми глазами. Та смерила их ошарашенным взглядом.
«Что за сумасшедшая парочка… один другого стоит, - она испустила глубокий вздох, - Невысокий блондин с нелепой прической и больше похожий на девушку. Здоровенный амбал, под два метра ростом в непонятной штуке, схожей с трущобным крокодилом. Оба – в черных плащах с алыми облаками. На первый взгляд - полные придурки. Господи, как же их из Акацки на белый свет пускают?»
- Ну? Что Вы думаете об этом? – Дейдара вопросительно воззрился на женщину, нетерпеливо теребя пуговку на плаще. Переговоры явно затягивались…
- Что я об этом думаю? Ммм… - протянула Пятая, откидываясь на спинку кресла и переводя взгляд от одного Акацки к другому – Не нравитесь вы мне, ребята.
- Чего?! – Дейдара едва сдержал негодующий вопль.
- Вы не ослышались.
- То есть… Вы нам отказываете? – подытожил Зецу.
Пауза.
- Да, - непринужденно отозвалась Цунаде, берясь за кисть для каллиграфии, - Полагаю, разговор окончен?
- КАК ТАК?! – внезапно завопил Дейдара, фамильярно стукнув ладонями по столу, прямо напротив Пятой – ВЫ НЕ МОЖЕТЕ!
- Дей, пошли обратно, - Зецу потянул парня за рукав.
- НЕТ! – блондин вырвал руку и вновь повернулся к женщине напротив. – Почему Вы отказываетесь?
Цунаде сложила руки на груди.
- Потому что это будет стоить мне слишком многого. Начиная от ниндзя и заканчивая репутацией.
- И это все?
- Разве этого мало? К тому же… я просто не хочу помогать таким людям, как вы. Прошу, уходите, - она вновь взяла в руки кисть.
- Как так?! – Дейдара был сбит с толку. Какого черта делает эта стерва?! Да кем она себя возомнила?! Хокаге, надо же!
Парень стиснул зубы.
- Сказали же тебе – «нет», - вновь начал Зецу, в надежде поскорее увести напарника отсюда.
- Вы не поступите так.
- Почему нет? – казалось, ее это заинтересовало.
- Потому что знаете, что при определенном раскладе можете остаться в проигрыше, - твердо произнес Дейдара, убрав ладони со стола.
Цунаде отложила кисть. Зецу подметил, что слова парня произвели на нее эффект – лицо женщины чуть побледнело.
«Он намекает на то… что они могут пойти войной на Коноху с целью изъять Девятихвостого из Наруто? – она сглотнула – Черт. Я знала с самого начала… естественно, что такие люди, как они, не станут делать поблажек… и неизвестно, что предпримут, если я соглашусь… риск не оправдан… они – преступники класса S… беглецы… их ищут во всех селениях… если я соглашусь…»
- Что скажете? – прервал ее мысли Дейдара.
«Что делать?! Что делать?! Думай, Цунаде, думай!»
- Вы не изменили своего решения? – он выдержал паузу – Нет? Тогда, позвольте…
- Хорошо! – внезапно воскликнула она, поднявшись на ноги и оперевшись руками о стол – Я согласна!
Зецу довольно усмехнулся. Губы Дейдары тоже растянулись в улыбке.
- Очень хорошо. Я рад, что Вы приняли правильное решение.
Цунаде с трудом выдержала его взгляд. Вниз, по виску стекла маленькая капелька пота.
- Что же Вы намерены теперь предпринять? – блондин ясно давал понять, что они не намерены долго ждать.
- Я соберу группу из талантливых ниндзя Конохи… И пошлю их встретиться с вами.
- Тогда, через полчаса у Главных Ворот.
Она кивнула, мысленно подавляя нахлынувшую панику.
Зецу вновь усмехнулся и растаял, просочась через пол. Дейдара откланялся и вышел за дверь.
Цунаде опустилась обратно в кресло, пытаясь уверить саму себя, что поступила верно…
Вот только все внутри кричало о другом.

8

- Ну ты даешь, Дей! – восхищенно воскликнул Зецу, материализуясь перед Главными Воротами Конохи рядом с коллегой, – Я уж думал, она нас прямым текстом пошлет, а ты так ловко увел это в нужное русло… Молодец, молодец…
- А то! – Дейдара удовлетворенно подмигнул.
Они помолчали.
- Опаздывают, - Зецу огляделся, переминаясь с ноги на ногу, - Сейчас самый солнцепек, а мы вынуждены ждать их под этими палящими лучами! Я пить хочу.
- Ничего, потерпишь. В конце концов, это в наших интересах, да.
- Знаешь, честно говоря, я слабо верю в эту затею.
- Почему? – Дейдара вопросительно вскинул бровь – По-моему, мы нашли общий язык. Хотя, невооруженным взглядом было видно, что это решение далось Пятой ой как нелегко.
- Сам посуди – пришли к ней какие-то мужики в плащах Акацки, то, что они – беглые преступники, у них на лбу написано в прямом смысле. И вот они утверждают, что пришли с мирными намерениями и, казалось бы, на полном серьезе просят помощи. Ты бы поверил?
- Ммм… нет.
- Вот и я о том же.
Снова молчание.
- Ну сколько можно, в самом…
Раздался оглушительный скрип. Акацки синхронно обернулись – Ворота открылись… представив взору мужчин Удзумаки Наруто, Харуно Сакуру, Хьюгу Неджи и Хинату. Пару секунд группировки разглядывали друг друга в немом изумлении. А потом началось…
- В-ВЫ?!! – закричал Наруто, тряся вытянутой рукой в сторону двух застывших в немом изумлении Акацки.
- ВЫ?!! – в тон ему выдавил из себя Дейдара.
- МЫ?!! – Неджи, Сакура и Хината удивленно хлопали глазами.
- ОНИ?!! – Зецу оживленно хлопал крокодильей пастью, переводя взгляд с одного ниндзя на другого.
- Вот и встретились… - прокомментировала Цунаде, наблюдая за компанией со смотровой башни.
- Dattebayo! Какого черта вы тут делаете?! – завопил рыжий ниндзя, одновременно с этим принимая боевую стойку – Сакура, Неджи, Хината! Приготовьтесь!
Сакура кивнула, надевая перчатки. Старший Хьюга встал в классическую позу Белоглазого Клана. Хината, чуть растерявшись, повторила его маневр.
- Вы, ублюдки! – перешел на личности Наруто, доставая из сумки кунай и прищуриваясь – Учтите, мы не намерены сдаваться! Где наши заказчики?! Что вы с ними сделали?!!
На обоих Акацках (* черт его знает, как они склоняются *) нависли капли. Дейдара нервно хихикнул, зарождая семечко мысли, что с его душевным равновесием не все в порядке…
- Чего ты ржешь? – Наруто это окончательно взбесило. Они к бою готовятся, к защите родной территории, то бишь Конохи, а этот ряженый еще и смеяться вздумал!
«Ну я ему…! "
- Kage Bunshin…
- Вы все в Конохе такие недогадливые? – с кривой улыбкой поинтересовался Зецу.
- URUSAI! Kage Bunshin…
- Эй, эй, остынь. Ты слишком импульсивен, - Дейдара вздохнул, - И чего вы такие нервные? Плохо кормят? Кровати жесткие? Наставники гоняют? Плохо живется вам в Листе, да?
- Мы и есть заказчики, - пояснил Зецу, выковыривая из-под ногтей несуществующую грязь.
- NANI?!! – голос эхом разнесся по округе, подхваченный порывом ветра и криком летящего сокола «Ahou»…
- И вовсе незачем так орать…
- Быть этого не может… - осиплым голосом прошептал Наруто, медленно оседая на пыльную землю.
- С чего вы взяли, что мы собираемся работать на ВАС? – с вызовом воскликнула Сакура, сжав кулаки, – То, что мы нормально отнеслись к вам на празднике Саске-куна, ровным счетом ничего не значит! Это была необходимость!
- Вы будете работать на нас, потому что это приказ вашей Пятой Хокаге, да, - с улыбкой от уха до уха, прошелестел Дейдара.
- Похоже, у нас нет выбора, - подвел итог Неджи.
- В точку.
- Проклятая бабулька… - недовольно бурчал Наруто, сердито скрестив руки на груди – Ну я ей… Это ж надо было нас так подвести… Вот стану Хокаге… Я ей устрою «веселую»жизнь… И пенсии лишу… Вот…
- В чем состоит наша миссия? – перебила его Сакура, похоже, смирившись с неизбежностью задания.
Акацки заговорчески переглянулись.
- Вы будете довольны. Особенно Сакура-сан, - Дейдара выдержал эффектную паузу. Все четверо заинтересованно подались вперед, - Саске сбежал.
- ЧТО?! – завопил Наруто, мигом оказавшись опять на ногах. Имя «Саске»действовало на него поистине волшебно.
- Саске-кун?!! – подхватила Сакура.
Неджи и Хината обменялись удивленными взглядами.
- Да, да… А так как Итачи-сан человек к нему привязанный, то мы и решили «сделать добро»и доставить беглеца домой, - сказал Зецу.
- Ясно, - Наруто изменился в лице.
- А что насчет оплаты? – деловито осведомился Неджи.
- Ммм… - протянул Дейдара – Неплохое денежное вознаграждение и… Мы оставим Девятихвостого в покое, - тихо добавил он, многозначительно глядя на Удзумаки.
«На первое время, - добавил он про себя, рассматривая лица всех четверых, - Да, знал бы еще об этом Лидер-сама… "
- Готовы? – спросил блондин и, не дожидаясь ответа, сделал парочку пассов. Рядом с ним материализовалась огромная птица, очевидно, являющаяся средством передвижения.
- Yoshi! – Наруто поправил бандану, показывая боевой дух, кипящий в нем – Все будет в лучшем виде! Удзумаки Наруто на тропе войны!

9

Солнце палило нещадно, проливая палящие лучи на уже иссушенную землю. Улицы опустели – люди спасались от зноя дома, не рискуя высовываться наружу, бродячие животные располагались в тени домов. Город вымер. Вот поэтому было странно видеть спешащих по мостовой пару путников в белом…
- Кабуто-сенсей, как долго нам идти? – Кимимаро приподнял капюшон балахона, чтобы открыть лицо.
- Через пару-тройку часов будем в лесу на северо-западе отсюда. Там еще час до контрольного пункта, где мы должны будем встретить Саске-куна… Потерпи, - сказал молодой мужчина, потрепав юношу по голове.
- Эта жара…
- Да, для августа действительно слишком жарко…
- Обещали дождь, а тут – такое…
Кабуто указал вперед.
- Магазин, - пояснил он свой жест, - Можем зайти, переждать зной, заодно и купим что-нибудь попить, - предложил мужчина.
- Разве мы не торопимся?
- Когда Саске-кун будет подходить к назначенному месту, он пришлет вестника, так что пока мы располагаем некоторым временем.
Кимимаро пожал плечами, и они двинулись к зданию.
Тихонько прозвучал колокольчик, подвешенный над дверью. Пара прошла внутрь, осматриваясь и прицениваясь. Продавец отсутствовал, очевидно, тоже предпочетший прохладу подсобки. Перед прилавками стояло несколько покупателей, ожидавших прихода хозяина с приглянувшимся товаром в руках.
- Кабуто-сенсей, - Кимимаро подергал мужчину за рукав, указывая на пару прямо перед ними, - Посмотрите.
- А? В чем дело, Кимима… - он осекся на полуслове, застывшем взором уставившись в спину двоих в черных плащах с алыми облаками. Внезапно один из них развернулся, встретившись взглядом с Кабуто.
- Тоби-сан?
- Кабуто-сан?
Тот же маневр повторил спутник Акацушника.
- Сасори-сан? – совсем офигел медик, - Вот так встреча! - Кабуто картинно всплеснул руками, – Не ожидали увидеть вас здесь, в пограничной деревне Рисового Поля! Погода нынче выдалась прескверная, солнце совсем обнаглело! Я думал, вы, как и все остальные сидите в прохладе Штаб-квартиры, ан нет! Задание, небось? Гоняют вас, да? Признаться, Орочимару-сама не так строг с нами, нежели ваш Лидер-сан… - лепетал он.
- Мы тоже рады встрече с вами, - без всяких эмоций в голосе сказал Сасори, - А теперь, простите, нам надо идти.
- Срочное дело, понимаете ли, - добавил Тоби.
«Они тут определенно не на прогулке, - Кукольник перевел взгляд с Кабуто на Кимимаро, - И мальчишку зачем-то с собой потащил. Судя по одеж-де и висящим за спиной сумками, они куда-то держат путь… А что если… МОГУТ ЛИ ОНИ…?!!» - взорвался разум внезапной догадкой.
- Да, мы тоже торопимся… - Кабуто фальшиво улыбнулся, давая понять, что их разговор официально окончен.
Тихонько звякнул колокольчик, означающий приход нового посетителя. В толпе клиентов пронеслись негодующие возгласы о том, что продавец задерживается, началась давка.
- Кимимаро, - тихо прошептал медик, чуть склонившись к парню, - Надо уходить. Мне не нравятся их лица.
Какой-то мужчина толкнул его, подол балахона чуть задрался, и Акацки смогли рассмотреть висящую на поясе Кабуто сумку с оружием.
«Сомнений нет, Саске ушел к Орочимару. И эти двое идут, чтобы встретить его» - Сасори стиснул зубы и повернулся к Тоби. Они обменялись выразительными взглядами.
- Нападем сейчас? – одними губами прошептал тот.
Кукольник отрицательно покачал головой.
- Ну, мы, пожалуй, пойдем… Спасибо за встречу, - Кабуто откланялся, прекрасно осознавая, что устраивает здесь полнейший цирк, но не прекращая лицемерно улыбаться.
- Разве вы не собирались что-то купить? – Тоби ехидно прищурился.
- О, да… Но, сами видите, продавец куда-то отлучился, а мы правда очень и очень спешим. Мы и так потеряли уже достаточно времени, а для нас важна каждая минута, поэтому…
- Выйдем на улицу, если вы не возражаете?
- Что? – переспросил медик, поправляя сползшие от пота на нос очки.
- Мы бы хотели с вами переговорить. Без свидетелей.
Они замолчали.
Кимимаро удивленно переводил взгляд с одного Акацки на другого, а после выжидательно уставился на сенсея.
Судя по выражению лица того, у него в голове проходил мучительный мыслительный процесс.
Кабуто неуверенно кивнул, давая понять, что процесс увенчался успехом.
Все четверо вышли на улицу под палящее солнце. Народа не прибавилось. Казалось, что этот небольшой магазинчик являлся единственным жилым пунктом во всей деревне.
- О чем вы хотели поговорить? – начал первым Кабуто.
Сасори усмехнулся.
- Вы идете за Саске, ведь так?
Секундное молчание, но его хватило для того, чтобы Акацки поняли, что так оно и есть.
- С чего вы взяли? – медик произнес эту фразу нарочито небрежно, боясь вызвать дополнительных подозрений, не зная, что уже поздно.
- Саске мог сбежать только к Орочимару, учитывая то, что он написал в прощальной записке. Зная его характер, в этом сомневаться не приходиться.
- Сбежал? – изумленно повторил Кабуто.
- А по-вашему, Итачи отпустил бы его просто так, без выпускных санкций? – Сасори позволил себе улыбнуться.
- Это в корне меняет дело… - подал голос Кимимаро, тихо обращаясь к медику.
- Мы рады, что у вас больше не возникает желания отрицать это.
- В любом случае, что это меняет? Какое вам дело до того, какие приказы отдает нам Орочимару-сама? – Кабуто нахмурился – Возможно, все дело в том, что вы – друзья Итачи-куна, который наверняка не в лучшем расположении духа из-за этой подлянки Саске?
- Вы как всегда проницательны, Кабуто-сан, - еще одно наименование в коллекции фальшивых улыбок, - Да-да, все дело именно в этом.
- Почему бы нам не разойтись по своим путям?
- Потому что вы не учли один маленький пунктик… - Сасори выдержал паузу, – Мы намерены вернуть Саске назад.
Кабуто тихо усмехнулся.
- Какая досада…
- Да, в самом деле.
- Простите, но в наши планы это не входит.
Внезапно поднявшийся ветер чуть заглушил его слова, взметнув в воздух изрядное количество пыли.
Когда она осела, стало ясно, что им всем придется задержаться.
Перед Сасори наизготове стояли две марионетки, Тоби и Кабуто вооружились кунаями, а в руках Кимимаро белели кости.
- Как жаль, что приходится вот так испортить нашу встречу, - вздохнул Тоби, поигрывая оружием.
- Да, в самом деле. А все так хорошо начиналось, - Кабуто на секунду прикрыл глаза, - Учтите, мы намерены доставить Саске-куна к Орочимару-сама любым путем.
- Меньше слов, больше дела, - Сасори прищурился, чуть шевеля нитями чакры, прикрепленными к марионеткам, - Пришло время Битвы.

10

«Жизнь – бесконечная круговерть неудач, а солнце – долбанный фонарь»
Итачи зажмурился, когда обжигающее виски проникло в горло и закашлялся. Бармен за стойкой, прямо напротив него, сочувственно покачал головой.
- Сразу видно, новичок в этом деле… - сказал он, вытирая полотенцем фужеры, - Да вы помедленнее пейте, помедленнее… Виски, оно, понимаете, как вино – его надо смаковать, пробовать на вкус, иначе никакого удовольствия не получите.
- Я пью только для того, чтобы напиться, - хрипло произнес Итачи, вновь подставляя бокал.
- А, ну, тогда ясно. Видал я и таких. Невооруженным взглядом посмотришь – а кажутся нормальными людьми, респектабельными и солидными, а как начнут потом буянить… Нехорошо, нехорошо… - послышался звук наливаемой в емкость жидкости – Знаете, никогда не понимал таких людей. Не скажу, что алкоголь неприятен на вкус, хотя кому как, но все же увлекаться этим особо не стоит… Вот винца перед едой, для аппетита – это всегда пожалуйста.
Учиха-старший смерил бармена убийственным взглядом и опрокинул в себя содержимое бокала. Внезапно накатила рвота, но он подавил рефлекс, лишь вновь закашлявшись.
- Ой, простите, - вдруг спохватился юноша за стойкой, - Я тут такие вещи говорю, что обидеть вас ненароком могу. Вы уж простите меня, глупого. Я ведь всего два дня на этой работе, еще неопытный, только учусь, потому и вести корректно беседу еще не умею…
- Еще, - потребовал Итачи, прикрыв глаза. Бармен вновь покачал головой, но потянулся за бутылкой.
- Эх, видимо, у вас те еще проблемы… Хотя я бы не советовал затуплять их алкоголем. Знаете ли, за это потом можно хорошенько поплатиться, и головная боль – лишь один из самых безобидный вариантов. Да вы, небось, и сами знаете. Знаете ведь?
Итачи знал. Воспоминания о восемнадцатилетии еще не искоренили себя, каждый раз внося все новые и новые коррективы в уже имеющиеся. Так, например, вчера, он вспомнил, что Сасори в самом начале вечера предложил Дейдаре сыграть партию в покер… на раздевание… а учитывая то, что сам он был уже пьян и играл из рук вон плохо, то нетрудно догадаться, кто оказался победителем… От массового изнасилования кукольника спасло лишь то, что тело у него было марионеточное (а то ведь как пить дать заяоили бы).
- А я смотрю, вы совсем не умеете пить, - бармен вздохнул, - У меня ж глаз наметанный, сразу вижу новичков в этом деле. У вас и руки трясутся, и чувство меры хромает…
- Просто делайте свою работу, - бросил ему Итачи.
- А?
- Делайте свою работу, говорю, - недовольно повторил парень, вновь подставляя бокал.
- Да, да, сейчас…
«Какой болтливый попался… может, отрезать ему голову, чтоб поменьше говорил? Кисаме бы сюда, с его Самехадой…»– неслись в голове Учихи пьяные мысли.
- А вас, наверное, девушка бросила, да? – внезапно поинтересовался юноша.
Итачи поперхнулся виски и выплюнул выпитое на пол.
- Да вы поаккуратнее, поаккуратнее… - бармен внимательно наблюдал за парнем – Ну, точно, девушка. Вы, вроде, симпатичный. Я бы даже сказал, красивый. Черты лица правильные, волосы длинный, загляденье… Только морщинки эти… Ой, простите, снова я грубость сказал…
- Парень, - внезапно прошептал Итачи, остановившимся взглядом смотря на темно-коричневую жидкость.
- Что, простите?
- Парень.
- Я вас не понимаю…
- Меня бросил парень.
Бармен закашлялся, и ошалело покосился на клиента.
- А с виду кажетесь нормальным… Чем же вам девушки не нравятся-то? Вот моя…
- Он мой брат, - Итачи зажмурился, - Он ушел, даже ничего не сказав… Не попрощавшись, не объяснив причины… Просто покинул наш дом, оставив прощальную записку…
- А, так это вы про своего брата? – оживился бармен – Да, с родственниками всегда тяжело расставаться. Наверное, старший? Уехал куда-нибудь по долгу службы?
- Мой маленький глупенький Саске, - тихо продолжал Итачи, не обращая ровно никакого внимания на слова парня и сжимая в руке бокал с виски, - Он же знает, что я без него не смогу… Он знает, что он для меня все… Он знает, что я не смогу просыпаться без него, не смогу жить один в огромном доме… Он знает, что я не смогу без его поцелуев, без его милых улыбок, без его ласковых крошечных рук… Что я умру без него.
- Надо же… - бармен смущенно почесал переносицу.
- А самое главное, что я теперь не смогу сказать ему все это! – в отчаянии воскликнул Учиха-старший, стукнув кулаком по столу – САСКЕ, МАТЬ ТВОЮ! КТО ТЕБЯ ПРОСИЛ ЭТО ДЕЛАТЬ?!! КАКИМ МЕСТОМ ТЫ ДУМАЛ, КОГДА ПОКИДАЛ МЕНЯ?!
- Эй, эй… - бармен, окончательно смутившись откровений Итачи, замахал руками в немой просьбе прекратить – Потише, потише…
- КАКОГО ЧЕРТА ОН ТАК ПОСТУПИЛ, СКАЖИ МНЕ?! ТО, ЧТО ОН УТОПАЛ К ОРОЧИМАРУ, ЭТО И ЛЕШЕМУ ПОНЯТНО! НО ВОПРОС В ДРУГОМ – ПОЧЕМУ?!! ЧЕМ Я ЕГО НЕ УСТРАИВАЮ?
- Ну-ну… - юноша за стойкой стремительно менял окраску с нежно-розового до ярко-красного.
- Я БЫЛ С НИМ ГРУБ? Я ВЕЛ СЕБЯ НЕПОДОБАЮЩЕ? Я МАЛО ПРОВОДИЛ С НИМ ВРЕМЕНИ? Я ПЛОХ В ПОСТЕЛИ?!!
На звук его голоса начали оборачиваться посетители.
- Я ЕГО НЕ ПОНИМАЮ! КТО-НИБУДЬ, ОБЪЯСНИТЕ, ПОЧЕМУ ЭТА МЕЛКАЯ ПОГАНЬ УШЛА К ЭТОМУ СТАРОМУ ПЕДОФИЛУ?!!
- Кажется, вам уже хватит… - бармен попытался ненавязчиво отобрать у него бокал.
- И НЕЧЕГО МЕНЯ ПЕРЕБИВАТЬ! КАКОГО ЧЕРТА ТЫ ВСТРЕВАЕШЬ?! – Итачи изловчился и сделал еще глоток.
- Вы действительно уже пьяны… Это моя вина, что я не углядел… Пожалуйста, отдайте стакан.
- НЕ ЛЕЗЬ! – Итачи резко отшвырнул парня от себя. Тот отлетел назад, ударившись спиной о полки и перебив половину имевшегося на ней ассортимента.
- Вздумал еще меня перебивать! – Учиха с ненавистью посмотрел на бессознательного бармена.
- ТУТ ДРАКА! – заголосили вокруг.
- Какая драка, о чем вы? – Итачи криво усмехнулся.
На место происшествия поспешила охрана.
- Кто учудил погром? – рявкнул один из блюстителей порядка, смотря на парня сверху вниз.
- Погром? Какой погром? О чем вы?
- НЕ ПРИКИДЫВАЙСЯ!
Итачи не успел додумать ответ, как деревянный пол вдруг стал удивительно близко. Голова взорвалась дикой болью.
- ОН ЕЩЕ И ШУТИТЬ НАДУМАЛ!
Второй удар пришелся на живот. За ним пошел второй, третий, четвертый, пятый…
«Shimatta…» – мысленно выругался Итачи, сжимаясь в комок от невыносимой боли.
А потом наступила тьма…

11

- Куда, по-вашему, мог пойти Саске-кун? – обеспокоено спросила Сакура, перемещаясь с одной ветки на другую.
- Наиболее вероятный вариант – Орочимару, да, - ответил девушке Дейдара, чуть обернувшись и не сбавляя темпа.
- ОРОЧИМАРУ?! – в один голос воскликнули Сакура и Наруто.
- Вот ублюдок! – процедил Удзумаки сквозь зубы, причем было неясно, кого он имеет в виду – Саске или вышеупомянутого Саннина.
- Откуда такая информация? – поинтересовался Неджи. Имя Орочимару было знакомо ему, но до столь близкого знакомства, как у Сакуры или Наруто, не дошло.
- Исходя из его прощальной записки, - подал голос Зецу.
- Записки?! – в один голос воскликнули Коноховцы.
Зецу прокашлялся.
- А мы, что, вам не сказали?
- НЕТ!! – синхронно завопили ниндзя, недовольно косясь на двух представителей Организации Акацки.
- Он оставил прощальную записку. Так как Итачи-сан порвал ее в порыве отчаяния, то мы не сможем передать ее дословно, да. Но общий смысл сводится к тому, что он ушел «за тем, что так давно искал». А к чему Саске стремился?
- Сила? – тихо прошептала Сакура, сжав кулаки.
- Похоже на то.
- Подождите, подождите! – воскликнул Наруто, останавливаясь. – Но он же теперь с Итачи!
- Значит, его месть сошла на нет, - подхватила мысль Харуно.
- Тогда зачем ему сила? – недоуменно спросил Неджи – Насколько я понимаю, он стремился к ней для того, что бы победить брата.
- Но теперь в этом нет необходимости… - подала голос Хината.
Дейдара вздохнул.
- Вот это-то и является главным вопросом, да.
- Его мотивы непонятны и, на первый взгляд, необоснованны, - сказал Зецу, возводя глаза к небу.
- На первый взгляд? – переспросил старший Хьюга.
- Будем утверждать точно, когда поймаем его, да. Для этого нам надо разделиться.
- Разве мы не можем перемещаться на той птице, что вы вызвали перед этим? – спросила Сакура – Какой был смысл использовать ее только для того, чтобы добраться до леса?
- Такой, что его черту нельзя пересечь пешим шагом.
- Так каков наш план? – нетерпеливо поинтересовался Наруто, переминаясь на ветке с ноги на ногу.
- Мы разделяемся на две группы: мы с Зецу и все вы, - сказал Дейдара, - Вы берете Юг и Восток. Мы – Север и Запад. Через три часа встречаемся на этом месте и докладываем о наблюдении. Если найдете Саске – тащите его сюда любыми способами, да. Если потребуется – оглушите. В любом случае будет сопротивление, но я сомневаюсь, что он будет открыто атаковать. Особенно вас, да. Все понятно?
Они кивнули.
- Тогда вперед, – парень сделал большую зарубку на дереве рядом и воткнул кунай в ствол – Через три часа на этом месте.
Всего доля секунды – и они с Зецу пропали из поля зрения.
- Чего мы ждем?! – Наруто переводил взгляд с одного ниндзя на другого.
- Тише, - прошептала Сакура, внимательно слушая звуки леса.
- Byakugan! - Хината и Неджи напряженно всматривались в местность вокруг.
Около минуты прошло в полной тишине, нарушаемой лишь пением птиц и шелестом листвы.
- Ушли, - наконец вымолвила Хината.
- Да в чем дело, в конце концов?!! – не вытерпел Удзумаки, для пущего эффекта топнув ногой – Объясните, наконец, что происходит?!
Сакура вздохнула, но взяла себя в руки.
- Мы должны рассказать тебе наше истинное задание.
- Истинное… задание? – глупо переспросил парень.
- Цунаде-сама послала нас на эту миссию неспроста… Наша настоящая цель – доставить Саске обратно в Коноху, - сказал Неджи.
- ЧТО?!! – завопил Наруто - ЧЕРТ БЫ ВАС ПОБРАЛ! ВЫ МОГЛИ БЫ СКАЗАТЬ РАНЬШЕ!
- Наруто-кун… Поэтому мы и не говорили тебе… - тихо пролепетала Хината – Мы боялись, что ты отреагируешь слишком бурно…
- Цунаде-сама не хочет, чтобы последний выживший из клана Учиха тоже был за пределами селения. Она считает, что это неправильно, - пояснила Сакура, - Я прекрасно понимаю ее намерения, но…
- Он же не хочет этого! – воскликнул Удзумаки – Саске жить без своего братца не может!
- И именно поэтому он сбежал к Орочимару, - Неджи скептически вскинул бровь. Наруто раскрыл было рот, но передумал, не найдя должных аргументов.
- Честно говоря… Я тоже против этого плана, - чуть неуверенно сказала Сакура.
- САКУРА-ЧАН?! – искренне удивился Наруто – Я думал, ты…
Она вымученно улыбнулся.
- Это все в прошлом. Если он счастлив с братом, я тоже счастлива.
- Но… ты же…
- Все хорошо, правда. К тому же, вокруг полно других парней. Например, Неджи-кун, - отшутилась девушка.
- Сакура-чан…
- Но мы должны выполнить приказ, - перебил их старший Хьюга, - Даже если это идет вразрез с нашими желаниями.
Они поникли.
Сакура поморщилась.
- Поэтому мы обязаны доставить его в Коноху.
- А что с Акацки? – робко спросила Хината – Их уровень определенно выше любого из нас, даже Неджи-нии-сана.
- Ни в коем случае, мы не должны допустить сражения с ними, - сказал Неджи, - Я, как наш лидер, отдаю приказ.
- Но если возникнет экстренная ситуация?! - поинтересовался Наруто, оживленно жестикулируя руками.
- Тогда действовать по обстоятельствам. Если есть возможность – бегите. Если нет – избегайте ближнего боя.
- Как его там…ммм…Дейдара может атаковать и с дальнего; его специальность – бомбы массового поражения, - сказал рыжий.
- В наши планы не входит сражение с Акацки. Как уже было сказано, избегайте этого любыми способами. Наша цель – Саске. Понятно?
Они кивнули.
- Хорошо. Тогда не будем терять времени?
Ниндзя кивнули и исчезли в кронах деревьев…

12

«Проклятое солнце…»
Саске поморщился, когда один из назойливых лучиков упал ему на лицо. Парень попытался пошевелиться, чтобы отползти подальше, в тень ветвей, но лодыжка вновь взвыла болью, давая понять, что он не сможет нормально перемещаться еще как минимум два часа.
«Это ж надо было так глупо навернуться…»
Саске прикрыл глаза, и перед ним вновь развернулась красочная картина его бесславного падения.
«Проклятое солнце, проклятый корень, о который я споткнулся, проклятая жизнь…»
Парень стиснул зубы и согнул ногу. Спустив наколенник, он критически осмотрел место ушиба. Лодыжка посинела. Похоже на вывих. Плохо.
Саске осторожно забинтовал ногу.
С такими темпами он доберется до Орочимару позднее, чем ожидал. Это может вызвать осложнения…
Юноша расслабленно закрыл глаза.
«Итачи…»
Сердце предательски сжалось в комок.
«Прости меня, Итачи, но я не могу по-другому… да, возможно, я поступаю глупо и совсем необдуманно, но я уже решил».
Перед его взором услужливо пронеслись воспоминания…
Тот день, когда он впервые оказался в его доме… Снег, его крики, Цукиеми, нежелание простить брата… Их первая ночь вместе… Годовщина…
Саске закусил губу, чтобы не взвыть в голос.
«Правильно ли я поступил?…»
Парень сжал кулаки.
Он не был готов проститься с Итачи навсегда. Он непременно вернется назад. Слишком многое не сказано, слишком многое их связывает… Они успели прорасти друг в друге… Они слишком зависят друг от друга…
Но…

Ты слабый…

Даже спустя такое долгое время, что они провели вместе, Саске помнил эти слова. Слова, что когда-то больно кольнули его, задели за самое сердце… Слова, которые заставляли его тренироваться изо дня в день. Слова, за которые он когда-то ненавидел брата. Но на смену ненависти пришло другое чувство.
Злость на самого себя.
Да, он был слабым. Он не мог ровняться с Итачи, потому что всегда был «младшим братом». Его способности всегда были ниже показателей Итачи, как бы он не старался.
Но теперь…
Саске вздохнул.
Определенно, надо было объяснить ему причину своего ухода. Он должен был попрощаться с ним, сказать, что хочет стать сильнее ДЛЯ НЕГО.
Саске поднялся, пытаясь игнорировать накатывающую боль и осторожно сделал один шаг. Лодыжка протестующе заныла. Нельзя терять времени. Парень прикрыл глаза и, похрамывая, направился вглубь леса
«Слишком поздно…»

13

Солнце медленно клонилось к горизонту.
- Они опаздывают, - Наруто огляделся в поисках двух Акацки, - Мы договаривались встретиться тут через три часа, а их все нет!
- Да, в самом деле, - Сакура тоже принялась осматриваться ,- Неджи, Хината, как насчет того, чтобы вы поискали их?
Старший Хьюга кивнул.
- Byakugan!
- Ну? – Удзумаки нетерпеливо переминался с ноги на ногу.
- Рядом двое. Приближаются к нам, - подала голос Хината, - Движутся медленно.
- Они ранены? – приподняла бровь Сакура.
- Возможно. Точнее сказать сложно. Запас чакры тоже на исходе, - добавил Неджи.
- Неужто ввязались в битву?
- Они здесь.
Раздался шорох.
Все четверо синхронно развернулись в сторону источника звука.
- Это же…! – воскликнул Наруто.
- Кабуто! – Сакура пораженно уставилась на прибывших – И этот парень…
Медик поправил сползшие на нос очки и улыбнулся.
- Сакура-сан, Наруто-кун. А так же Хьюга Неджи и Хьюга Хината. Интересный состав. Какая занятная встреча.
- Какого черта вы тут делаете? – тут же полез в драку рыжий.
- Мы бы и рады сидеть дома в такую жару, только ведь Орочимару-сама этого не скажешь.
- Кончай выделываться! - закричал Наруто, сжав кулаки.
- О чем вы? – Кабуто состроил непонятливую гримасу.
- Ваша одежда в крови, - Сакура прищурилась.
- Какая досада…
Раздался свист летящих кунаев и шорох листьев.
Доля секунды - и на поляне вдруг стало слишком многолюдно.
Кабуто и Кимимаро затравленно озирались по сторонам, находясь зажатыми в кольце между четырьмя Акацки.
Сакура вскрикнула, когда огромный сюрикен пронесся совсем рядом с ней.
- Надеялся убежать? – Сасори пошевелил пальцами, подгоняя боевую марионетку ближе к противникам.
- Вам следовало давно уяснить для себя, что Акацки не размениваются на мелочи, да, - Дейдара прищурился.
- А я думал, мы уже закончили нашу беседу, Тоби-сан, Сасори-сан, - Кабуто попятился назад.
- Мы бы закончили ее, если бы ты не сбежал, как последний трус, - Тоби поморщился.
Коноховцы изумленно таращились на происходящее.
- ЧТО ТУТ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ПРОИСХОДИТ?! – закричал Наруто, окончательно сбитый с толку.
- Идите на Запад, - бросил им, не оборачиваясь, Сасори.
Сакура потрясенно приоткрыла рот.
- Вы хотите сказать…
- Мы нашли Саске. И если бы не этот ублюдок, который вздумал сбежать и спутал нам все карты, то он был бы уже здесь, - пояснил Зецу.
- Тогда вперед! – Наруто резво вскочил с места.
- Тоби, Дейдара, идите с ними! – приказал кукольник, не сводя взгляда со звуковых.
Четверка Листовых переглянулась.
- А наш план? – тихо прошептал Наруто, смотря на Неджи.
- Если вы думаете, что мы будем сдаваться, то вы глубоко ошибаетесь! - выкрикнул Кабуто. Раздался хлопок, в воздух поднялся сноп удушающего дыма, закрывшего обзор.
- Отвлекающий маневр! Рассредоточиться! – послышался голос Сасори – Дейдара, Тоби, быстро за Саске!
- Или сейчас или никогда! – воскликнул Наруто, бросая кунай.
- Что это значит?!! – Дейдара поймал оружие в сантиметре от своего лица.
- Какого черта ты делаешь, Наруто! – Неджи встряхнул парня за воротник майки.
- Так, значит, вы… - прошептал Зецу.
- Совершенно верно! С самого начала каждый был сам за себя!
- Ты отступаешь от моих приказов?! – прикрикнул на него Неджи – Тебе было ясно сказано насчет сражений!
- Если мы пойдем с ними, то не сможем вернуть Саске!
- Мы погибнем, даже не начав сражаться! Идиот! – старший Хьюга ударил юношу. Сакура и Хината с открытыми ртами наблюдали за перепалкой, которая грозила перерасти во что-то более существенное.
- Этот проклятый медик смылся, - Тоби сплюнул.
- А что мы будем делать с этими мелкими предателями? – Зецу с ненавистью уставился на четверку.
- Тоби и Дейдара идут за Саске, как и предполагалось. Просто удивительно, что Кабуто направился именно сюда и мы так удачно пересеклись, - на губах Сасори заиграла опасная улыбка, - Мы с Зецу позаботимся об этих детишках. Тем более, рыжий так рвется в бой…
- Потому что хочу надрать вам всем задницу! – не остался в долгу Наруто.
- Наруто!
- Наруто-кун!
- Идиот!
- Это начинает мне нравится… - Зецу развернулся к Коноховцам – Сейчас мы посмотрим, насколько вы выносливы… детишки.
Дейдара и Тоби бросили последний взгляд на товарищей и скрылись из виду.
- Ты понимаешь, что ты наделал? – прошипела Сакура, тряся Наруто за шкирку – Мы против НИХ. Просто представь себе последствия! Мы можем погибнуть!
- Я знаю, - процедил он сквозь зубы.
- Тогда почему ты поступаешь так необдуманно и глупо?!!
- В чем дело? – подал голос Сасори – Боитесь сразиться с нами?
- Мы хотели сказать, что не собираемся… - начала Сакура.
- …уступать вам! – влез Наруто.
- Придурок! – она с чувством врезала ему кулаком.
- На вас жалко смотреть, - кукольник зевнул.
- Давай сделаем их поинтереснее… раскрасив кровью, например, - бесцветным голосом предложил Зецу.
- Хорошая идея.
Раздался короткий вскрик Сакуры.
А потом все смешалось в быстром танце битвы, и уже стало непонятно, кто союзник, а кто соперник. Лишь быстрая смена теней, блеск обнаженной стали и шорох листвы.
- Убьем их? – спросил Зецу, смотря сверху вниз на лежащую без сознания четверку.
Сасори отрицательно покачал головой.
- Почему?
- Ты сам должен понимать. Если мы все же вернем Саске и расскажем ему, что прибили его коноховских дружков, думаешь, он будет рад? Еще и Итачи привлечет для более эффективной мести. И станет двумя Акацками меньше.
- Четырьмя, - поправил его Зецу.
- Ах, ну да. Еще и тем двоим достанется, как косвенным соучастникам.
- Предлагаешь просто оставить их здесь?
- А почему бы и нет? Они очнутся минут через пять-десять. Думаю, до них не успеют добраться хищники.
Пауза.
- По крайней мере, хотелось бы на это надеяться.

0

2

14

- Я чувствую его, он рядом! – Тоби приземлился на ветку, пригнув голову и вглядываясь вдаль – Расстояние не больше пятисот метров. Подбираемся и атакуем.
- Так, стоп! – Дейдара поднял ладонь вверх – Чего это ты раскомандовался? Для начала, неплохо бы все как следует обдумать, да. Не нужно принимать поспешных решений и действий, это может потом выйти нам самим же боком. Предлагаю хорошенько проанализировать.
- Вы мне не доверяете?
- Эм…
- Значит, не доверяете, – Тоби нахмурился – Я давал для этого основания?
Дейдара взмахнул руками.
- Нет, нет, что ты! Доверяю! Очень даже доверяю! Просто этот мелкий Учиха – тот еще фрукт. Мы должны просчитывать все на три шага вперед, да.
- А я чем, по-вашему, занимаюсь?! – мужчина начал выходить из себя.
- И поэтому предлагаешь броситься сломя голову ему навстречу, с распростертыми объятиями? Нет, так дело не пойдет. Я предлагаю…
- Это я что ли подобную мысль выразил? Не надо этих гнусных инсинуаций! У меня нет желания с вами спорить в очередной раз, но, черт побери! За кого вы меня принимаете?!!
- За Тоби, представь себе! И вообще, нечего возмущаться. Просто подчиняйся приказам.
- Вашим что ли? Нет уж, увольте.
- Ну и прекрасно. Можешь валять домой, тебя тут никто не держит, - Дейдара демонстративно отвернулся в сторону.
- Не понял юмора. Можно подумать, я тут из-за вас, - Тоби фыркнул, словно эти слова казались ему наистрашнейшим абсурдом, хотя в глубине своей наглой Акацушничьей души и понимал, что так оно, вообще-то, и есть. В самом деле, когда еще выдастся такая уникальная и эксклюзивная возможность побыть наедине с неподступным предметом своих эротических фантазий?!
- А из-за кого же еще? – судя по уверенному голосу, Дейдара, по всей видимости, имел доступ к этой потаенной части Тобиевской души – Можно подумать, тебя волнует судьба дальнейших взаимоотношений Учих. Три раза «ха», подкрепленные одним «хи».
- Да ты…! Да я…! Да как вы смеешь…?!! – взорвался праведным гневом его собеседник – Да кому вы нужны, блондинистый косоглазик?!!
- Что? Мы уже перешли на личности? Так дело не пойдет! Кто-то у меня сейчас получит бомбой в….
- Ах, да, забыл упомянуть, что вы еще и на девчонку похожи. На очень симпатичную девчонку легкого поведения. Да и клиент на вас нашелся. Он вообще-то марионетка, но для таких безнадежных неудачников, как вы, и такой сойдет, - полагая, что они уже перешли черту приличия, Тоби решил бить по больным местам.
- А вот Сасори-сама не трожь! Не трожь, я сказал! - Дейдара угрожающе продемонстрировал мужчине бомбочку, из специального набора «Мини. На все случаи нашей нелегкой жизни»- Не буди во мне зверя.
- Кто боится ваших хомячков? Ой, простите, хомячков с взрывчаткой.
- Так, Тоби, прекращай базар, у нас задание, да, - решил перевести беседу в более мирное и, несомненно, важное русло блондин, однако, не убирая своего оружия массового уничтожения.
- Которое вы и назначили…
- Разговорчики в строю!
Они замолчали, сердито сверкая двумя парами глаз.
- Что делать будем, косо… эм, я хотел сказать, Дейдара-сан, - Тоби заискивающе улыбнулся.
Тот вздохнул, пряча бомбу в многочисленных карманах бездонного плаща и поворачиваясь в сторону, где предположительно находился Саске. Направление было очень примерным, с отклонениями и погрешностями не в десятки метров, но все же было.
- Так, предлагаю разделиться и подходить к мелкому с двух сторон. Я – с воздуха, ты – ближе к земле. При попытке бегства категорически запрещено оглушать его и применять прочее насилие, да. Доставить было велено живым, им еще Итачи пользоваться будет, как-никак.
- А если он вздумает атаковать нас сам? – приподнял бровь Тоби.
Дейдара задумался.
- Ммм… не будет.
- Вы так уверены? А я думаю по-другому. Сам посуди – даже сбежать нормально не дают, погоню устраивают, чего-то требуют. Словом, дискриминация личности, ущемление прав и свобод. И после такого разве не возникнет мысли подгадить?
- Нет.
- Так, понятно. С вами говорить бесполезно. Будем действовать по обстановке. Если вообще нам выдастся такая возможность. Тогда приступаем?
Блондин кивнул и они, не переглядываясь, устремились вперед, один – по нижним веткам, другой – по кронам деревьев.
«Чуть не попался… - Тоби сглотнул – А проницательный он, Дейдара-сан. Почти подловил меня на истинной причине моего пребывания здесь. Еще и издевался… Ну ничего… Скоро он сам будет ползать у меня в ногах… Попомните мое слово! – мужчина не удержался от коварного смешка – Только вот его кукольник портит всю картину… Такую многообещающую, живописную картину… Но мы и эту проблему решим. Дождемся темной ночи и разберем его на запчасти, а потом продадим на блошином рынке в заморские страны на стройматериалы. Вот вам и благородная смерть не менее благородного человека. А, впрочем, человека ли? И чего все покупаются на его яойную мордашку? Слюнявый пацан, каких пруд пруди. Другое дело я – весь такой особенный, в маске хожу, эффект таинственности, как-никак. И вообще, как можно предпочесть куклу живому человеку?»
Тоби вздохнул и остановил движение, вытянув шею и напряженно разглядывая поляну, кроющуюся за ветками прямо перед ним.
- Попался, - тихо прошептал мужчина, наблюдая за невысоким юношей, бредущем по ней, - Походка медленная и неторопливая. Либо он думает, что уже оторвался настолько, чтобы немного передохнуть, либо ранен. За спиной рюкзак, значит, вариант с Орочимару по-прежнему лидирует в списке возможных. Одет по погоде, легко. Похоже, не заметил нас. Ну, хорошо… Раз, два…
На счет «три»Тоби стремительно сорвался с места, краем глаза успев заметить своего коллегу.
Саске резко развернулся. Глаза парня расширились от удивления и потрясения, но инстинкт ниндзя позволил ему вовремя отпрыгнуть в сторону. Дейдара, не сбавляя темпа, поменял направление атаки, но Учиха вновь уклонился, давая ему проехать еще несколько метров по инерции.
- КАКОГО ЧЕРТА ВЫ ТУТ ДЕЛАЕТЕ?!! – закричал Саске, гневно переводя алый шаринговский взгляд с одного Акацки на другого. Тоби отряхнул с колен налипшую пыль и кивнул коллеге, передавая тому, как главному дипломату их Организации, право голоса. Тот вздохнул и обратил взор на мальчишку.
- Мы пришли забрать тебя назад.
- Что? - Саске не поверил своим ушам – Что за чушь вы несете?! Или мне послышалось?
- Мы пришли забрать тебя назад, - терпеливо повторил Дейдара.
Воцарилась мертвая тишина, какая бывает на темном-темном кладбище, темной-темной Акацушниковской ночью.
- Это, должно быть, шутка.
- Нет, мы вполне серьезно.
- Да? – казалось, парня это позабавило – Я не намерен возвращаться. По крайней мере пока.
- Тебя никто не спрашивает, - недовольно буркнул Тоби, разминая занывшие после долгого бега ноги, - Мы просто притащим тебя домой.
-Вот даже как? Меня решили не спрашивать? – Саске сжал кулаки, – Получается, у меня нет права делать что-то, что хочется мне?
- Есть, но не в данной ситуации, да.
- АХ, ТАК?!! – взбеленился юноша – С КАКОЙ СТАТИ Я ДОЛЖЕН ВАМ ПОДЧИНЯТЬСЯ?! Я ДЕЛАЮ ТО, ЧТО СЧИТАЮ НУЖНЫМ! ВЫ НЕ ИМЕЕТЕ ПРАВА ВМЕШИВАТЬСЯ В МОИ ДЕЛА!
- Тоже верно.
- Убирайтесь!
- Идиот, Итачи без тебя себе места не находит, - вновь подал голос Тоби, - Ты эгоист, думающий только о себе.
Невооруженным взглядом стало заметно, как сильно повлияли на Саске эти слова.
Он опустил голову, ссутулившись и чуть прикрыв глаза.
«Нашли слабое место»- довольно отметил про себя мужчина, смотря на мальчишку… и внезапно встретившись с его уверенным взглядом.
- Я не вернусь. Не сейчас. Да, я делаю это и для себя. Но, в первую очередь, я делаю это для Итачи. И вы не станете этому препятствием, - Саске сорвался с места, держа курс на лес, темнеющийся неподалеку.
- ПЛАН Б! – завопил Дейдара, устремляясь следом.
- У нас его нет!
- КАКАЯ, К ЧЕРТУ, РАЗНИЦА! ТРЕСНИ ЕМУ ЧЕМ-НИБУДЬ ПО БАШКЕ, ПОКА НЕ СБЕЖАЛ!
- Вы же говорили, чтобы мы не применяли насилие!
- ЗАБУДЬ!
Внезапно мальчишка оступился и ничком упал на траву.
Двое Акацки быстро присели рядом с ним.
- Ого, да он ногу вывихнул, - присвистнул Тоби, рассматривая посиневшую лодыжку Саске, с которой гирляндами свисали порванные бинты.
- Я так просто не… - он не успел договорить – рука мужчины легла ему на шею, надавливая на акупунктурную точку и отправляя Учиху в сон. Тоби вздохнул, взвалил юношу на плечо и поднялся на ноги.
- Задание выполнено.

15

Темнота рассеялась так же быстро, как и явилась, представив взору Итачи белый потолок в сетке долговременных трещин. Парень окинул помещение беглым взглядом.
Спальня. Их спальня.
Хотя, нет. Уже ЕГО.
Итачи повернулся на другой бок и едва не взвыл от боли – каждая клеточка его тела, каждый мускул, каждая точка болели так, словно накануне по ним от всей души проехался добрая старушка на стотонном катке, при этом особо усердно давя в области ребер и спины.
Он прикрыл глаза – дневной свет резал их, вызывая жгучую боль где-то за веками и отдаваясь в висках. Не было сил даже на то, чтобы просто держать их открытыми.
Смутно припоминая, что произошло, Итачи попытался сесть. Тело отказывалось нормально повиноваться, словно не желающее служить хозяину, после того, во что он ввязался. Когда юноша наконец принял более-менее вертикальное положение, победив в этой неравной схватке с болью, он смог заметить, что находится в комнате не один.
У двери, оперевшись спиной о косяк, стоял Кисаме. Лицо мужчины не предвещало ничего хорошего, равно как и сложенные на груди руки.
Итачи отвел взгляд.
- И какого черта ты это сделал? – начал с прямого вопроса синий, пробегаясь глазами по бинтам на теле парня.
- Сделал что?
- Перестань валять дурака. Ты сам прекрасно понимаешь, о чем я.
- Если бы понимал, то не спрашивал бы, - Итачи с трудом поднялся на ноги и задвинул занавески. Закатное солнце скрылось из поля зрения, в комнате резко потемнело.
- Зачем ты напился и устроил драку в баре?
- А, ты об этом, - без намека на эмоции в голосе отозвался Учиха, - Просто захотелось.
- «Захотелось», говоришь?! – воскликнул Кисаме.
- Так точно. Имею право.
- Тебя так избили, что если бы не я, то лежать бы тебе сейчас в канаве и молить о помощи!
- И что дальше?
- Откуда такая беспечность?!
- Почему бы и нет? Саске ведь делает то, что хочет. Почему этого не могу делать я? – Итачи равнодушно взглянул в глаза коллеге. Синий стиснул зубы.
- Итачи… перестань. Я прекрасно тебя понимаю – ты потерял любимого человека. Он предал тебя, обманув твое доверие. Он ушел, ничего тебе не сказав и даже толком не попрощавшись. Я все это понимаю, понимаю, как тебе тяжело…
- Вот только не надо давить, - парень картинно возвел глаза к потолку, - Я все это уже слышал.
- Так в чем проблема?
- В том, что я хочу хоть на время забыться от этих чертовых проблем. Я хочу сбежать. Сбежать от этой чертовой жизни. И желательно больше никогда не возвращаться.
- О чем ты? – Кисаме насторожился. Разговор явно перетек не в то русло – Ты имеешь в виду… самоубийство, да?
Пауза.
- Возможно.
- Итачи, ты с ума сошел?!! – синий резко встряхнул парня за рубашку.
- А что в этом такого?
- «ЧТО В ЭТОМ ТАКОГО»?!! ТЫ СПРАШИВАЕШЬ, ЧТО В ЭТОМ ТАКОГО?!!
- И вовсе незачем так орать… не глухой, слышу хорошо.
- Да я тебя за такие мысли сам убью! – в сердцах вымолвил мужчина, по-прежнему не отпуская рубашки Итачи.
- Здорово. Давай, - в голосе ноль эмоций. Учиха резко дернулся назад, оставляя в руке синего кусок оторванной ткани, - Какое тебе дело до того, каким образом я залечиваю свои душевные раны? Разве тебя это касается? Нет. Тебе это мешает? Тоже нет. Тогда будь добр, не говори мне, что делать, а я не буду говорить, куда тебе следует идти.
Итачи вышел из спальни и поплелся вниз по лестнице. Кисаме, немного помедлив, отправился следом.
«Он сошел с ума… Ему окончательно снесло крышу, раз он начал задумываться о суициде. Пора что-то делать, а то с такими темпами лишимся самого ценного Акацки».
Итачи принялся копошиться возле гарнитура, гремя посудой. Кисаме занял место за столом, наблюдая уже привычную картину. Взгляд скользнул на банку в руках Учихи.
- Опять кофе? – синий не удержался от вздоха.
- Да, - коротко отозвался Итачи, - И не вздумай больше читать мне лекции о вреде кофеина, если не хочешь лишиться чего-нибудь важного.
- Я и не собирался.
- Вот и замечательно.
- «Горбатого могила исправит»– знаешь такую поговорку?
- Знаю. Что с того?
- Так вот, она про тебя.
- Заткнись.
Итачи присел на подоконник, достав из ящичка пачку сигарет и щелкая зажигалкой.
Глаза Кисаме округлились, увеличась в размерах до небольших чайных блюдец.
- С каких это пор ты куришь?
- С сегодняшнего дня.
- А сигареты откуда?
- Зецу оставил.
Повисла тишина, нарушаемая лишь тихим пофыркиванием варящегося кофе и звуком горящего огня.
- Итачи, ты…
- Сведу себя в могилу, знаю, - он затянулся и закашлялся от попавшего в горло дыма.
- Хорошо, что ты это понимаешь. Но этого мало.
- А ты знаешь еще способы эффективно снять напряжение? Нет? Я тоже. Так что остается только кофе, сигареты и выпивка. Да, есть еще вариант «секс», но, учитывая мое нынешнее положение и отсутствие кандидатов на выполнение, его приходится отметать, как не заслуживающий внимания.
- Черт… - Кисаме закрыл глаза, и все в нем кричало «Прибейте меня, я с ним больше не могу!!»
- Иссякли аргументы?
- Я, между прочим, о тебе забочусь… - буркнул синий, наблюдая за тем, как Итачи безмятежно скидывает пепел в форточку.
- Предлагаешь сказать тебе «спасибо»? – парень усмехнулся. Совсем по Учиховски – холодно, надменно, дерзко – Я сказал бы это, если бы ты не мешался у меня под ногами и не придирался бы ко всем моим действиям.
- Значит, по-твоему, друзья должны потакать тебе во всем, даже если это неправильно? – Кисаме попытался найти во взгляде коллеги хоть толику понимания и тепла, но снова натолкнулся на стену отчуждения.
- Я просто прошу тебя не вмешиваться, - Итачи выкинул окурок и сполз с подоконника.
- Я так не могу.
- Кисаме… - парень развернулся, устало прикрыв глаза – Да, мне, черт возьми, хреново. Да, меня предали, меня бросили, и поэтому, мне кажется, это вполне естественно, что у меня депрессия. Когда такое случается, хочется забыться и скрыться от чужих глаз, чтобы замкнуться в себе наедине со своим горем. Так вот, у каждого свои способы снять напряжение, и я не исключение. Да, моими антидепрессантами являются совсем не безобидные вещи, но без них я пропаду. Поэтому, пожалуйста, оставь меня в покое со своими нотациями. Я сам все понимаю, не маленький.
- И все же, делаешь все по-своему… - Кисаме вздохнул – Ты слишком упрямый.
Итачи неопределенно пожал плечами.
- Да, наверное.
Парень снял с плиты кофеварку и принялся переливать напиток в чашку.
- Что ты будешь делать, если они вернут Саске? – внезапно спросил синий.
Итачи вздрогнул, словно этот вопрос достиг самого дна его души и опустил руки.
- Почему ты спросил это?
- Потому что меня действительно это волнует. Меня волнует ваше будущее. И меня волнует твое нынешнее состояние.
- Я не могу ответить на этот вопрос, - прошептал парень.
- Нет, можешь, - твердо сказал Кисаме, - Ты ведь уже разобрался в себе, не так ли? Ты уже разобрался в своих чувствах? Я знаю, что это так. Все, что теперь осталось – признаться в этом вслух. Скажи, сможешь ли ты вновь принять Саске?
Тишина.
- Я не знаю.
- Врешь. Сможешь ли ты сделать так, чтобы такого больше не происходило?
- Я не знаю, - вновь отозвался Итачи.
- Сможешь ли ты простить его?..
- Я не знаю, - тихо повторил он.

16

- Я устааааааааааааааааааааааал! – заныл Тоби на втором отрезке пути. Солнце успело скрыться за горизонтом, выползли ночные хищники, стало прохладно и тихо - словом, благодать. Вот только двух молодых Акацки эта благодать что-то совсем не прельщала. Они шли уже больше двух часов, однако, до дома Учих все еще было как до Деревни Звука, а потому они уже успели порядком вымотаться. Особенно не повезло Тоби – именно его тело стало транспортом для переноса бессознательного Саске.
- Еще немного, да, - выдавил из себя Дейдара, утирая пот со лба.
- Вы говорите это уже час, - Тоби нахмурился.
- Эээ… да нет, нам в самом деле осталось меньше половины пути.
- И это вы тоже уже говорили…еще немного, и, клянусь – я брошу мелкого прямо здесь, пусть сами до дома дотаскивают!
- Не, тут нельзя – тут зверье дикое, да, - отозвался блондин.
- Да плевать только! – отмахнулся мужчина – Тоже мне, нашли клерка! Я что, нанимался таскать всякую дрянь?
- Эй-эй, полегче.
- Да нет, я щас все выскажу! Ну я Итачи-сану!.. Хотя, причем тут Итачи-сан? Это вы всю кашу заварили! А ну живо взяли у меня эту малявку!!!
- ЧЕГО?!! Я…! Ты…! Он…! Мне нельзя! – наконец родил Дейдара.
Тоби скептически вскинул бровь.
- Эт еще почему?
- А я… Я в Акацки на правах девушки, да! – быстро нашелся парень, отправив коллегу далеко в нокаут.
- И что дальше? Сказал же – живо взяли у меня мелкого!!
- Мне тяжести таскать нельзя!
- Беременные, что ли?
- Ага, причем неизлечимо! У меня справка от врача есть, да!
- А ну, покажите, - потребовал Тоби.
- Эм…
- Вот и весь разговор, - заключил мужчина, останавливаясь, - Все, дальше я ни ногой, пока вы не заберете у меня эту поклажу.
- Так нечестно! – завопил блондин, тоже остановившись и сердито уставившись на спутника – Я маленький и хрупкий, мне нельзя, да!
- А я большой и сильный, но мне лень, - отозвался Тоби.
- Вот-вот! Вы вредные и противные! А потом еще и удивляетесь, что я к вам переезжать не хочу, да, – капризно воскликнул Дейдара в подчеркнуто вежливом тоне.
- Оп-па, так, значит, причина во мне?
- А в ком же еще? Не во мне же, да!
- То-то вы так неубедительно прикрывались Сасори-саном.
- И это тоже.
- Дейдара-сан, - проникновенно пропел мужчина, - Еще не поздно изменить свое мнение…
- Эй, ты опять намекаешь на переезд?
- Вы поразительно проницательны…
- Поживешь с пылесосом – еще и не такому научишься… - блондин вздохнул – Нет.
- Что «нет»? – не понял Тоби, глупо захлопав глазками (жаль, что этого не было видно из-за маски).
- Я останусь с Сасори-сама, - сказал, как отрезал Дейдара, - И точка.
- Ну, пожааааааааааалста! - взмолился мужчина, падая ниц - Я хороший! Правда! Я готовить умею! И убираться я буду! И вещи стирать! Даже носки! Даже грязные!
- Нет, спасибо…
- И ночью холодной согрею! И не холодной тоже!
- Спасибо, мне и с Сасори-сама неплохо…
- Вы не знаете, от чего отказываетесь…
- И слава Богу, что не знаю, а то перепугался бы.
- Ах… ах так?!!! – задохнулся от возмущения Тоби – Да вы…! Я к нему со всем сердцем и душой, а он…! Неблагодарный вы народ, каменные, не благодарный!
- Замолчи и иди вперед, - процедил Дейдара сквозь зубы.
- И опять эти приказы… Нехорошо вы поступаете… - завел старую шарманку Тоби, ковыряя ветку носком.
- Просто пойдем вперед – мне совсем не хочется встречать сумерки в этом лесу, да! – с отчаянием в голосе простонал блондин, для пущей убедительности притопнув ногой.
- Знаете, мне тоже.
- Так в чем дело?!!
Тоби выдержал эффектную паузу.
- Я не сдвинусь ни на миллиметр, пока вы не извинитесь.
- ЧТО?! – опешил Дейдара.
- Ага.
- Ладно, извините меня, Тоби-сан, я был не прав. Можем идти?
- На колени.
- Чего?
- На колени, - невозмутимо повторил мужчина, демонстративно отведя взгляд в сторону.
- НИ ЗА ЧТО! – завопил Дейдара, сердито упершись руками в бока – Не хватало мне еще унижаться перед тобой!
- Как жаль – видимо, сегодня мы так и не доберемся до дома… - протянул Тоби, не обращая ровно никакого внимания на беснующегося коллегу.
- Да ты… Да ты просто испорченный мальчишка! – выпалил тот.
- Что?!! Это вы обо мне?!!
- Да, о тебе, о тебе!
- Да как вы смеете?! – в праведном гневе закричал Тоби.
- А как смеешь ТЫ?!! – не остался в долгу Дейдара.
- Это личное оскорбление! Это преследуется законом!
- А твои требования – дискриминация личности!
- Ах, так?!!
- Именно так!
- Ну я вам…! – Тоби не успел закончить фразу, потому как обнаружил, что ему стало вдруг подозрительно легко. Осторожно скосив взгляд на ветку, на которой он стоял, мужчина увидел лежащего на ней Саске.
- Ой, кажется, я его уронил… - виновато пролепетал Акацушник, смущенно почесывая черную репку.
- Поменьше надо было руками махать! – прикрикнул на него Дейдара, присаживаясь радом с бессознательным мальчишкой – Молитесь, чтобы у него сотрясения мозга не было, или вам его Итачи потом его утроит за ущерб имуществу. И вообще, чего это я с ним вожусь – ты уронил, ты и неси дальше.
- Бе, бе, бе, - проворчал мужчина, взваливая ношу обратно на плечо, - Ну, мы идем или как?
- Я рад, что к тебе наконец вернулся здравый ум…
И двое ниндзя исчезли в сумрачной мгле…

17

Количество окурков в круглой нефритовой пепельнице непонятно откуда взявшейся в доме росло с каждой пройденной минутой. Итачи огляделся в поисках новой пачки, но, не найдя оной, вновь потянулся за кофе. Кисаме, наблюдающий за этим нехитрым маневром, закатил глаза к потолку, окончательно оставив надежду о вменяемости коллеги. Учиха невозмутимо налили себе очередную порцию напитка, бухнув в чашку целых три ложки сахара, и вновь оседлал подоконник.
Внезапно раздался скрип отворяющейся входной двери, возвещающий о прибытии гостей.
Акацки синхронно развернулись в сторону коридора. Кисаме выждал пару секунд и направился в прихожую, про себя удовлетворенно отметив, как изменилось выражение лица Итачи.
Послышался тихий разговор. Что-то лепетал Дейдара, синий отвечал, периодически встревал Тоби. Но там был четвертый голос. Голос Саске.
Итачи почувствовал, что еще несколько секунд, и он сам выбежит им навстречу, но тут дверь отворилась. Парень резко вскочил с подоконника, отставив в сторону кружку с кофе.
- Думаю, вам надо поговорить, - Дейдара усадил Саске на стул прямо перед Итачи, - Надеюсь, все пройдет хорошо – он недавно был без сознания, у него вывихнута лодыжка, так что ему требуется медицинская помощь. Постарайтесь побыстрее.
- Без проблем, - нарочито беспечно отозвался Учиха-старший, пожав плечами.
- Тогда, удачи, - сказал Дейдара, выходя из комнаты и притворяя за собой дверь.
Итачи повернулся к брату.
Взгляд Саске был обращен в пол, руки напряженно сжаты в кулаки – все в его позе говорило о внутреннем страхе.
Тишина почти ощутимо давила на уши. Минута, вторая… Казалось, они могут продолжать так вечно.
- Ты ничего не хочешь мне сказать? - первым нарушил молчание Итачи.
- А что ты хочешь услышать? – безжизненная интонация. Словно это говорит не Саске, а его внутреннее, хорошо спрятанное я.
- Ты сам знаешь.
Пауза.
- Я не понимаю о чем ты… - тихо прошептал парень. Но в голосе не было ни раскаяния, ни смущения – только уверенная холодность.
- Да? – во фразе послышались опасные нотки – В самом деле?
- Я не понимаю, что ты хочешь от меня…
- НЕ ПОНИМАЕШЬ? – внезапно повысил тональность Итачи, хлопнув ладонью по столу – Что это значит?!
- Это значит, что разговор окончен. Я могу идти?
- Меня бесит твоя беспечность! Ответь мне на простой вопрос – какого черта ты сбежал? – потребовал Учиха-старший, не убирая руки со стола.
Саске медленно поднял на него глаза.
- Разве это теперь имеет хоть какое-нибудь значение?
- А разве нет?! – вопросом на вопрос ответил Итачи.
- Меня привели назад. Что тебе еще нужно?
- Я должен знать, что послужило причиной столь опрометчивого поступка, чтобы в дальнейшем не допустить подобного.
- Ах, опрометчивые поступки? – прошипел мальчишка – Получается, я уже не имею права делать то, что считаю нужным?!
- Нет, не имеешь.
- С какой это стати?! Да кто ты такой, чтобы приказывать мне?!
- Твой старший брат.
- Это ничего не значит!
- Ты - моя собственность.
Саске потрясенно отшатнулся назад.
- Что ты сказал? – хрипло прошептал он.
- Ты – моя собственность, - невозмутимо повторил Итачи, - Ты не имеешь права делать что-либо без моего ведома или разрешения!
- Да… ДА КАК ТЫ СМЕЕШЬ?! – закричал Саске.
- Ты принадлежишь мне. Этот вопрос не обсуждается.
- ВОТ, ЗНАЧИТ, КАК МЫ ЗАГОВОРИЛИ?! Я, ПОЛУЧАЕТСЯ, ЧТО-ТО ВРОДЕ ДЕКОРАТИВНОЙ СОБАЧКИ ДЛЯ ТЕБЯ, НАЛИЧИЕМ КОТОРОЙ МОЖНО ПОХВАСТАТЬСЯ ПЕРЕД КОЛЛЕГАМИ?! И ТЫ ДУМАЕШЬ, ЧТО МНЕ ЭТО ПОНРАВИТСЯ?!
- МНЕ ПЛЕВАТЬ НА ТВОЕ МНЕНИЕ! – не остался в долгу Итачи.
- ЕСЛИ ТЫ ДУМАЕШЬ, ЧТО Я ПРОСТО ТАК ЭТО ОСТАВЛЮ, ТО ТЫ ГЛУБОКО ОШИБАЕШЬСЯ! – воскликнул младший Учиха, вскакивая с места и сверкая на брата разъяренными шаринганами.
- Я так не думаю, я уверен, - на губах его собеседника заиграла издевательская улыбка.
- Я УХОЖУ! – юноша решительно направился к двери – И МНЕ НАПЛЕВАТЬ, ЧТО ТЫ ТАМ ГОВОРИШЬ! Я ПРИНАДЛЕЖУ ТОЛЬКО СЕБЕ!
- ТЫ НИКУДА НЕ ПОЙДЕШЬ! – Итачи схватил мальчишку за руку, останавливая от дальнейших шагов.
- ПУСТИ! – Саске дернулся в захвате брата.
- Я СКАЗАЛ – ТЫ НИКУДА НЕ ПОЙДЕШЬ! – парень резко вывернул его руку назад, заставив младшего взвыть от боли – Похоже, мне следует принимать более радикальные меры.
Саске с силой пнул Итачи пяткой в голень и, пользуясь его секундным замешательством, отбежал в сторону.
- КАК ТЫ СМЕЕШЬ ТАК СО МНОЙ ОБРАЩАТЬСЯ?! ТО, ЧТО ТЫ МОЙ СТАРШИЙ БРАТ – НЕ ПОВОД ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОЗВОЛЯТЬ СЕБЕ ПОДОБНОЕ! – закричал он, для пущей убедительности подкрепляя свои слова битьем об пол тарелок.
- ТЕБЕ ЧТО ЛИ ОДНОМУ МОЖНО ВЕСТИ СЕБЯ, КАК ДУШЕ ВЗДУМАЕТСЯ?! – тут же последовал аналогичный ответ – И ЭТО ЕЩЕ САМОЕ НЕВИННОЕ, ЧТО Я МОГУ С ТОБОЙ СОТВОРИТЬ!
- ЧТО Я СДЕЛАЛ НЕ ТАК? ТО, ЧТО УШЕЛ К ОРОЧИМАРУ? ЧЕРТ ВОЗЬМИ, Я ДЕЛАЛ ЭТО НЕ ДЛЯ СЕБЯ! Я ДЕЛАЛ ЭТО, В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ, ДЛЯ ТЕБЯ! Я НЕ ХОТЕЛ, ЧТОБЫ ТЫ ПО-ПРЕЖНЕМУ СЧИТАЛ МЕНЯ НЕ ЗАСЛУЖИВАЮЩИМ ВНИМАНИЯ И СЕРЬЕЗНОГО ОТНОШЕНИЯ, СЛАБАКОМ! ДА, ЭТИ ТВОИ СЛОВА ЗАСЕЛИ У МЕНЯ ГЛУБОКО В ДУШЕ! Я НЕ ХОТЕЛ НИ В ЧЕМ УСТУПАТЬ ТЕБЕ!
- ТОГДА, ТЫ ПРОСТО ИДИОТ! - воскликнул Итачи, закатив глаза.
- ЗНАЧИТ, ВОТ КАК?! Я ДЕЛАЛ ЭТО РАДИ ТЕБЯ, РАДИ ТОГО, ЧТОБЫ ТЕБЕ БЫЛО ХОРОШО, И В ИТОГЕ Я ЖЕ ОКАЗАЛСЯ В ПРОИГРЫШЕ! ПРОСТО ЗАМЕЧАТЕЛЬНО! –брызнула новая порция осколков.
- ДА МНЕ ПЛЕВАТЬ! МНЕ ГЛУБОКО БЕЗРАЗЛИЧНО, СЛАБЫЙ ТЫ ИЛИ СИЛЬНЫЙ! МНЕ НАПЛЕВАТЬ НА ТЕБЯ!
Слова больно царапнули душу. Внутри что-то больно сжалось. Так сильно, что вдруг стало трудно дышать. Саске сморгнул – вниз по щекам потекли предательские слезы. Юноша быстро утер их рукой, отвернувшись от брата.
- Итачи… т-ты…! - он не смог продолжить – вместо слов вырывались только всхлипы.
Итачи резко схватил брата за ворот кофты, притягивая ближе и наотмашь ударил по лицу. Саске пошатнулся и, не в силах удержаться на ногах, упал на пол.
- СЛУШАЙ МЕНЯ ВНИМАТЕЛЬНО, МЕЛКИЙ, - процедил старший Учиха сквозь зубы, - ЕСЛИ ТЫ ДУМАЕШЬ, ЧТО ЧТО-ТО ЗНАЧИШЬ ДЛЯ МЕНЯ, ТО ТЫ ГЛУБОКО ОШИБАЕШЬСЯ. ТЫ – ВСЕГО ЛИШЬ МОЯ ИГРУШКА, С КОТОРОЙ НЕПЛОХО ПОРАЗВЛЕКАТЬСЯ В СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ, НЕ БОЛЕЕ! ТЫ МАЛЕНЬКИЙ, ГЛУПЫЙ И БЕСПОЛЕЗНЫЙ МЛАДШИЙ БРАТ! МЕНЯ ВОРОТИТ ОТ ОДНОГО ВЗГЛЯДА НА ТВОЮ БЕСПОМОЩНОСТЬ! ТЫ ПОСТОЯННО МЕШАЕШЬСЯ ПОД НОГАМИ, ОТ ТЕБЯ НЕТ НИКАКОГО ТОЛКА, ТЫ ПОСТОЯННО ТРЕБУЕШЬ ОТ МЕНЯ ПРИСТАЛЬНОГО ВНИМАНИЯ, КОТОРОЕ Я НЕ МОГУ И НЕ ХОЧУ ТЕБЕ ОКАЗЫВАТЬ. ТЫ ЗАСТАВЛЯЕШЬ МЕНЯ ИГРАТЬ РОЛЬ ЛЮБЯЩЕГО БРАТА, ХОТЯ МНЕ ПРОТИВНО ДАЖЕ ДУМАТЬ ОБ ЭТОМ!
- ПРЕКРАТИ! – Саске сжался в комок, по-прежнему не поднимаясь с пола, обхватив руками голову, словно желая укрыться от его голоса. Итачи подошел к брату. Тот осторожно поднял глаза… чтобы встретиться с его холодным взглядом. В нем было все – ненависть, злость, презрение, насмешка. Все то, что так боялся Саске.
- ТАК ВОТ, СЛУШАЙ ДАЛЬШЕ, ЛЮБИМЫЙ БРАТЕЦ, - шипящим тоном продолжил Итачи, - МЕНЯ БЕЗУМНО БЕСИТ, КОГДА ТЫ ТРЕБУЕШЬ ОТ МЕНЯ ТОГО, ЧТО Я НЕ МОГУ И НЕ ХОЧУ ВЫПОЛНЯТЬ! ПРИЗНАЮ, В ТЕБЕ ЕСТЬ ТО, ЧТО ПРИХОДИТСЯ МНЕ ПО ДУШЕ. С ТОБОЙ КЛАССНО СПАТЬ, ОТМЕЧАЮ ЭТО. НО НЕ БОЛЕЕ. ДА, ДОРОГОЙ САСКЕ, ЕДИНСТВЕННОЕ, ПОВТОРЯЮ, ЕДИНСТВЕННОЕ, ДЛЯ ЧЕГО ТЫ ГОДИШЬСЯ – ЭТО ПОСТЕЛЬ. ТЕБЯ МОЖНО НЕПЛОХО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ДЛЯ СЕБЯ САМОГО, И ТЫ ДАЖЕ НЕ ПОСМЕЕШЬ ВЯКНУТЬ ЧТО-ТО ПРОТИВ. НО НА ЭТОМ ТВОИ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ КАЧЕСТВА ИССЯКАЮТ И НАЧИНАЕТСЯ ВОРОХ БЕСКОНЕЧНЫХ НЕДОСТАТКОВ. ПОСТОЯННОЕ НЫТЬЕ, ВРЕДНОСТЬ, НАДОЕДЛИВОСТЬ, НЕЖЕЛАНИЕ ЖДАТЬ – ВОТ ЛИШЬ ОДНИ ИЗ ЭТОГО ОГРОМНОГО ПЕРЕЧНЯ. ТЕБЯ ДАЖЕ НЕЛЬЗЯ ВОСПРИНИМАТЬ, КАК ПОЛНОЦЕННОГО ЧЕЛОВЕКА.
- Прошу тебя… прекрати… - выдавил Саске сквозь рыдания.
Итачи размахнулся и влепил парню еще одну пощечину. Брызнула кровь, стекая вниз по подбородку и теряясь в темных прядях волос.
- Перестань реветь! Это отвратительно! – парень скривился, пристально гладя на брата и держа на весу ладонь.
- Прекрати… - взмолился мальчишка, держась рукой за пульсирующую от боли щеку. Но карусель неуправляемости уже была запущена…

- РАЗДРАЖАЕТ! – Итачи схватил младшего за ворот кофты и с силой ударил головой об стену. Затылок тут же взорвался дикой, почти нестерпимой болью, застилающей глаза и проникающей в самую глубину мозга.
- СЛУШАЙ, ВНИМАТЕЛЬНО, БРАТЕЦ! ТЫ ДЛЯ МЕНЯ – ВСЕГО ЛИШЬ МАРИОНЕТКА, С КОТОРОЙ НЕ ТРУДНО РАССТАТЬСЯ В НУЖНЫЙ МОМЕНТ! ТЫ НЕ ЗНАЧИШЬ ДЛЯ МЕНЯ РОВНЫМ СЧЕТОМ НИЧЕГО, ПОЭТОМУ Я МОГУ СДЕЛАТЬ С ТОБОЙ ВСЕ, ЧТО ПОСЧИТАЮ НУЖНЫМ И ПРАВИЛЬНЫМ.
- Ит… тачи… - прохрипел Саске, впившись ногтями в запястье брата и пытаясь оттолкнуть его.
- НА МЕНЯ НЕ ДЕЙСТВУЮТ ТВОИ КАВАЙНЫЕ НЕВИННЫЕ ГЛАЗКИ И КРИКИ «ПЕРЕСТАНЬ». СЛЕЗЫ ТОЖЕ НЕ ТРОГАЮТ МЕНЯ УЖЕ ДАВНО, ПОРА БЫ ТЕБЕ ЭТО УЯСНИТЬ.
Саске обмяк в захвате Итачи, опустив руки. Старший резко встряхнул его, не давая потерять сознание.
- НЕТ, МЕЛКИЙ, ТЫ ДОСЛУШАЕШЬ МЕНЯ ДО КОНЦА. ЗНАЕШЬ, ЧТО Я ГОВОРИЛ СЕБЕ, КОГДА ТЫ ПРОПАЛ? НЕ ЗНАЕШЬ? ТАК ВОТ, Я ТЕБЕ СКАЖУ! Я ТВЕРДИЛ – «ХОТЬ БЫ ОН БОЛЬШЕ НИ-КОГДА НЕ ВЕРНУЛСЯ»!
Мальчишка закашлялся и было слышно, как заклокотала у него в горле кровь. Он не верил. Не верил в то, что происходит. Не верил, что это действительно говорит Итачи. Не верил, что это реальность. Настоящее казалось ужасным сном, кошмаром, случившимся наяву.
- Я… я не… - Саске не успел закончить фразу, подавившись новым приступом кашля. Изо рта обильным потоком хлынула кровь, заляпав кофту и руки Итачи.
- НЕ ВЕРИШЬ, ДА? – с язвительной улыбкой спросил старший Учиха – ХОЧУ ТЕБЯ ОГОРЧИТЬ, НО Я ГОВОРЮ ЧИСТУЮ ПРАВДУ. ДА, Я МЕЧТАЛ, ЧТОБЫ ТЕБЯ НЕ НАШЛИ, Я ЖЕЛАЛ НАКОНЕЦ-ТО ПОЖИТЬ ДЛЯ СЕБЯ, А НЕ ТРАТИТЬ ВСЕ СВОИ СИЛЫ И ВРЕМЯ НА ОБЪЕКТ, КОТОРЫЙ ДАЖЕ НЕ ЗАСЛУЖИЛ И КАПЛИ МОЕГО ВНИМАНИЯ. НО ТЫ ВСЕ-ТАКИ ЗДЕСЬ. ТАК ВОТ, ХОЧУ СКАЗАТЬ – ЛУЧШЕ БЫ ТЫ НИКОГДА НЕ ВОЗВРАЩАЛСЯ!
Саске захныкал. Он молился, чтобы этот ад наконец закончился, но Итачи был явно настроен на противоположное.
- Ты слишком молчаливый, - наконец изрек тот, - Давай-ка немного разбавим обстановку твоим звонким голосочком.
Парень схватил брата за волосы, запрокидывая голову и сильнее перехватывая горло. С губ юноши сорвался крик – казалось, он исходил откуда-то из глубины, причиной чему была накопившаяся во рту кровь.
- Уже лучше, - одобрил Итачи, - Но еще недостаточно хорошо.
Еще один удар. Саске вскрикнул. Боль была нестерпимой, сжигающей изнутри; казалось, еще немного – и голова расколется надвое.
В коридоре послышались торопливые шаги.
Итачи убрал руку, отпуская шею брата и позволяя тому бессильно сползти по стене. Парень подошел к двери и, недолго думая, запер ее на щеколду, пресекая все попытки посторонних попасть в комнату.
- Итачи! – послышался снаружи голос Дейдары – У вас все в порядке?
Секундная пауза.
- В полном, - беспечно отозвался Учиха, подходя к брату.
- Точно? – не унимался блондин.
- Ага, - усталый кивок, - Ну что, маленький братец, продолжим разговор по душам? - спросил Итачи, присаживаясь рядом с братом на корточки.
Саске закашлялся и поднял на него безжизненный взгляд.
- Уйди, - слабо прошептал он, дрожа перед парнем от снедающего его страха.
Учиха-старший коротко усмехнулся, вновь поднимаясь на ноги.
- Видимо, ты еще недостаточно усвоил мой урок.
- Я сказал, что не хочу тебя видеть… - мальчишка попытался встать, но вывихнутая нога предательски заныла, отметая эту попытку в сторону.
- Вот, значит, как? – Итачи прищурился.
Парень позволил себе постоять так еще несколько секунд, после чего резко дернул брата к себе и повалил грудью на стол, удерживая за шею. Рука скользнула под кофту, поднимая ее и проходясь ногтями вдоль позвоночника.
- Сейчас я докажу тебе истинность моих слов… - прошептал он, почти касаясь губами уха юноши, и стянул его шорты вниз, оставив их свободно болтаться на щиколотках.
- НЕТ! – закричал Саске, пытаясь вырваться из крепких рук старшего – НЕТ, ПОЖАЛУЙСТА! ИТАЧИ, НЕ НАДО!
- Еще как надо, - отозвался тот, схватив брата за волосы, - Тоже мне, неженка выискался.
Парень справился с собственной одеждой, лишь расстегнувшись по минимуму.
- НЕ НАДО! ПЕРЕСТАНЬ! – Саске начал брыкаться, пытаясь скинуть с себя старшего.
- Заткнись, - Итачи грубо вошел в него, придерживая за бедро одной рукой, а другой удерживая его голову на столе.
Громкий крик эхом отозвался от стен комнаты.
В дверь забарабанили.
- Итачи! – вновь раздался голос Дейдары – Открой! Открой, я сказал! Что там у вас происходит?!
Саске залился еще одним воплем, пытаясь приподняться.
- Лежи смирно! – старший Учиха больно оцарапал чувствительную кожу на шее мальчишки, заставив того вновь вскрикнуть.
- Открой! – продолжал надрываться Дейдара. Судя по исходящему оттуда звуку – по двери барабанили уже ногами, а судя по неясному гулу – к блондину присоединились остальные Акацки.
Итачи ускорил движения, рука переместилась на грудь.
Саске сопровождал деятельность брата неясными стонами. Краска унижения и стыда залила его щеки. Парень обессилено обмяк, оставив всякую попытку на сопротивление.
- Вот и молодец… маленькая дрянь… - старший впился губами в шею брата, прикусывая нежную кожу. Он совершенно не хотел, чтобы мелкий наслаждался происходящим. Саске вновь вскрикнул и стиснул зубы, слепо мотая головой из стороны в сторону.
- Умница… а ну-ка, скажи, тебе нравится? – продолжая грубые движения внутри юноши, добрался рукой до соска, на секунду сжав его – А так?
- Зачем… - едва слышно прошептал младший, борясь с накатывающей болью – Зачем ты это… делаешь?…
- ПОТОМУ ЧТО МНЕ ТАК НРАВИТСЯ! – прикрикнул на него парень, притягивая к себе за волосы – Лежи смирно, мелкий, тебе же будет лучше.
Тот промолчал. Дыхания не хватало на слова – лишь тихие стоны срывались с прокушенных в отчаянии губ.
- Итачи! – вновь заголосили за дверью под аккомпанемент сильных уда-ров – Открывай сейчас же или мы выломаем дверь!
Итачи ухмыльнулся и приблизился к уху брата.
- Ты меня забавляешь. Я вижу как ты дрожишь от страха, как твои губы шепчут молитву, чтобы все это поскорее закончилось. Мне это нравится. Думаю, если нам не помешают, я возьму тебя еще раз. Или два. Что скажешь? – жестокая усмешка – Ты заводишь меня. Своими криками, стонами. Делаешь вид, что тебе неприятно, хотя на самом деле… тебе нравится. Очень нравится.
Юноша бессильно царапал покрытие стола ногтями, вздрагивая после каждого движения внутри него.
- Ит… - остальная часть имени потерялась в новом вскрике.
- Да? – он остановился, прижимаясь к его спине в ожидании продолжения фразы. Саске издал еще один короткий вопль и вцепился рукой в запястье брата.
- Ага, значит, нравится, - заключил Итачи, возвращаясь к прежнему темпу.
По двери ударили чем-то тяжелым, очевидно, это была Кисамевская Самехада. Поверхность пошла трещинами.
Старшему не потребовалось много времени, чтобы удовлетворить себя. Парень медленно отстранился.
- Приведи себя в порядок, что ли, - сказал он, сбросив брата на пол. Саске закричал – несколько осколков побитой ими посуды впились ему в спину. Юноша судорожно натянул шорты, сворачиваясь в комок, дрожа от боли и страха. Все то, во что он верил, порушилось в один миг. И порушил это тот человек, с кем и были связаны все его мысли. Самый дорогой человек, которому он готов был отдать всего себя, всю свою жизнь…
Мальчишка почувствовал, как на него накатывает тьма и закрыл глаза, проваливаясь в вязкую бессознательность.
Дверь наконец не выдержала натиска пяти Акацки, слетев с петель.
- Что тут… - Дейдара осекся на полуслове, остановившимся взором уставившись на Саске.
Итачи молча прошел мимо, уходя прочь из кухни, оставляя брата на холодном окровавленном полу…
Эпилог-1:

Немногим позже…
Звонкая пощечина будто осколками разбитого хрусталя отразилась от каждого предмета в комнате.
- Выметайтесь все отсюда! – прошипел Дейдара, удерживая ладонь на весу и не сводя взгляда со стоящего напротив Итачи.
- Но…, - начал было Сасори, делая шаг по направлению к напарнику, но тот предупредительно вскинул вторую руку.
- Я сказал, чтобы вы все вышли из этой комнаты, - голос звенел озлобленностью и был пронизан открытой угрозой.
- А Ита…, - Кисаме опасливо покосился на блондина, который прервал синего на полуслове.
- Он остается здесь, нам предстоит очень долгий разговор.
Четверо Акацки переглянулись.
- Дейдара-сан, я думаю… - подал голос Тоби
- Заткнитесь!!! Все заткнитесь и уходите из этой комнаты, чтобы я никого из вас не видел, пока тут все не утрясется, - один единственный глаз нехорошо сощурился, а вся взьерошенность и агрессивность говорила лишь о том, что неповиновение будет хуже смерти.
Четверо боком поспешили к двери, не смея перечить или даже взглянуть на блондина. В такой ярости он еще никогда не был, поэтому любое неосмотрительное слово, действие или даже неверно истолкованный взгляд мог запустить машину полной неуправляемости.
Вскоре в комнате остались трое: Дейдара, Итачи и бессознательный Саске, аккуратно уложенный в кровать.
- Ты, наверное, чувствуешь себя замечательно, чертовски здорово, Богом, которому подвластны жизни чужих людей, да? – блондин сложил руки на груди, не предпринимая более никаких военных действий.
Учиха молчал и это было самое верное решение в сложившейся ситуации. Впрочем, если бы даже Дейдара требовал от него хоть единого слова, то вряд ли бы его услышал. Лишь отсутствующий и отстраненный взгляд куда-то в сторону. Блондина это бесило.
- Почему ты ничего не говоришь? Неужели тебе плевать на то, что я тебе пощечину залепил? Или ты пытаешься мысленно уйти отсюда, а я тебе только мешаю, верно?
После слов опять восстановилась тишина.
- Молчишь? – Дейдара криво усмехнулся, - Ты то хоть понимаешь, с какой стати я тут стою перед тобой, руки распускаю? Или тебе как слепому котенку надо указывать на то, что ты натворил? А может тебе все равно, стоишь, думаешь «и что он распинается, и что он этим добьется, блондинистый дурак?». Да, Итачи, да, я дурак. Как у меня ума хватило оставить такого психа как ты наедине с маленьким беззащитным существом? Мне даже в голову не могло придти, что ты из любящего брата, который действительно волнуется, превратишься в неуправляемое животное, которому лишь бы боль причинить и почувствовать себя полноценным жителем этого мира. Почувствовал? Хорошо стало, да? Ты как ребенок, как глупый эгоистичный пацан; живешь по принципу «мне сделали больно, я отвечу тем же». Ты себя контролировать не можешь или не хочешь. Избил своего младшего брата лишь за то, что он по подростковой глупости совершил что тебе не понравилось. А ты? Ты его лучше, что ли? Да ты в его годы уже состоял в организации особо опасных преступников и перебил людей, которым ты был дорог и которые тобой гордились, которые мир готовы были тебе под ноги выстлать. И никто, никто на тебя не орал, никто не избивал, никто не унижал и не делал всего того, что позволил себе ты…
- Откуда? Откуда ты знаешь, что я себе позволил? Тебя там не было, ты ничего не видел, – наконец-то произнес Итачи совершенно тихим и опустошенным голосом, настолько бесцветным и настолько отчужденным, что Дейдара не удержался и еще раз ударил Учиху по лицу.
- Все я знаю! Слышишь, Итачи, все! Я видел ВСЕ его раны, и я прекрасно понимаю природу каждого его синяка, ушиба или кровоподтека. Или ты думаешь, что бинты и пластырь сами появляются?
Итачи чуть вздрогнул и прикрыл глаза:
- И?
Дейдара сжал кулаки:
- Тебе что, действительно плевать? Плевать на все последствия, которые ожидают тебя? Ты не понимаешь, что загнал себя в тупик? В тупик, из которого выход может указать только он, - блондин кивнул на кровать, - А от тебя больше ничего не зависит, если только ты опять не выйдешь из-под контроля и не убьешь своего маленького брата…
Итачи посмотрел на постель, на большую и широкую кровать, посередине которой лежал Саске.
Маленький, уязвимый, совершенно беззащитный, покрытый ранами и ссадинами в легком кимоно под которым были лишь бинты и пластырь. Веки совсем плотно сжаты, а рот наоборот, чуть приоткрыт. Разбитые губы, совершенно бледное лицо, разметавшиеся по подушке черные пряди – все это казалось больше неживым, искусственным, мертвым. И лишь бесшумное дыхание, настолько редкое и слабое, что иногда казалось, что за вздохом не последует выдоха, убеждало в обратном.
Этот непорочный и сам по себе невинный образ порождал на забытых и сокрытых обрывках души чувства. Те чувства, что вызывали отвращение к самому себе. Те чувства, что подгоняли слезы. Те чувства, что заставляли бросаться на колени, моля о прощении…
О прощении, которое так и не наступит…
Прощение, которое он не заслужил…
Зачем он это сделал? Кто руководил его действиями? Что осталось после всего? Для кого это было нужно?
Совершенно бессмысленные вопросы, ответы на которые уже не имели значения. Совершенно бессмысленные страдания, которые Итачи подарил Саске, а заодно и себе…
Звонкий мальчишеский крик до сих пор стоял в ушах, заставляя все внутреннее существо сжаться в поисках укрытия. А вместе с ним слышался и холодный, опасный, сквозящий безудержной дерзостью голос. Его собственный голос, голос давно забытого и утраченного я…
Итачи зажмурился. Он не мог стоять, не мог думать, не мог адекватно реагировать на чужие слова.
- Идиот, - продолжил Дейдара, - Судьба наградила тебя таким подарком, оставила возле тебя самого близкого человека, которого лишаются все, кто ступает на запретный путь. А Саске, он с тобой. Он всегда тебе поможет морально, физически. А без него ты как и все, бесчувственная, бездушная кукла в руках нашего Лидера. Мы все такие. А ты от нас отличаешься, и отличает тебя вот это маленькое существо, которое живет ради тебя и ради тебя умрет. Но не от твоих же собственных рук, Итачи… Я понимаю, если ты хочешь стать маньяком, который без цели режет все, что попадается у него на пути, то ты выбрал правильную тактику. Но запомни одну вещь, попробуй хоть еще раз распустить руки и я лично позабочусь о том, что у тебя их больше не было. Ты меня слышишь?
- Слышу, - бессильно прошептал Учиха. Ему легче было соглашаться во всем, чтобы блондин наконец-то оставил его в покое наедине со своими чувствами, переживанием, раскаянием.
- Итачи, ты страдаешь? Вот сейчас, в этот самый момент, тебе хоть чуточку плохо? Или уже ничто не сможет вызвать какие-то подобные чувства у тебя в душе?
- Да отстань ты от меня, черт возьми! – колеблясь на тонкой грани между истерикой и самобичеванием, повысил голос Учиха.
Дейдара сложил руки на груди.
- Наконец-то хоть какая-то реакция, - произнес он.
- Ты меня до слез что ли хочешь довести?! Да, представь себе, я страдаю, и ты даже не можешь понять насколько сильно и как долго. Ты думаешь, я специально сделал это с ним? Я не могу ответить на этот вопрос, я сам все помню как в тумане. Его крики, его стоны, его голос. Сейчас я хочу спрятаться от всего этого, я хочу чтобы все меня покинуло. Неужели ты не понимаешь, что я без него жить не могу. Неужели ты думаешь, что я сделаю ему еще больнее, как только ты выйдешь из комнаты. Неужели ты ничего не видишь? Дейдара, ты же осознаешь все лучше меня, тебе все известно, ты всегда в курсе дела. Тогда на кой черт ты мне задаешь эти глупые вопросы??? На кой черт ты мучаешь меня??? Думаешь, если я тебе изолью душу, то мне сразу полегчает? Да ничего подобного. Я потерял самое важное в своей жизни и теперь мне плевать на вас всех. На тебя, на Кисаме, даже на нашего Лидера. Для меня вас не существует, для меня был лишь один человек, но теперь…теперь…теперь он и я по разные стороны реки. А значит все, чем я жил, рухнуло, повалилось, сломалось, исчезло…А тебе еще думается спрашивать меня, страдаю ли я?
Итачи прислонился к стене, ища в ней опоры и вскоре просто сполз на пол. Дейдара сел рядом на корточки.
- Я ничего не могу исправить, теперь любая моя фраза, любой жест или действие не значат абсолютно ничего. У меня нет никаких аргументов, которые я бы не рассыпал в прах у него на глазах. У меня нет никаких слов, которое могли бы доказать, что я действительно его люблю. Да и это слово, «любовь», оно звучит теперь так смешно…, - продолжил Учиха, упрямо глядя в пол. – Единственное, что сейчас больше всего во мне, в моих мыслях, в моей душе, в моих словах – это страх. Я боюсь, я так сильно боюсь, что чувствую себя маленьким ребенком. Во мне столько страха, столько отчаяния, что еще минута и я действительно разрыдаюсь. Он не простит меня, он не поймет меня, не впустит меня обратно в сердце, потому что даже я не могу этого сделать. Я ничтожество, я чудовище, псих, маньяк, неуправляемая машина, но я не старший брат… Я не Учиха…
- Но ты то его любишь, и пока что это самое главное, - сказал Дейдара.
- Вот именно, что я не знаю, люблю ли я его? Разве можно назвать любовью то состояние, в котором я причинил ему столько боли. Разве мог любящий человек сотворить такое с любимым? Наверное, это было просто самовнушение, наверное, я не способен любить…
Блондин глубоко вздохнул:
- Итачи, ты ведь понимаешь, что он может уйти от тебя, а может остаться. Он может кричать, что ненавидит тебя, а может трястись от страха. Он может высказать тебе все прямо, а может больше никогда не открываться и тихо рыдать в подушку. Главное, чтобы ты был готов к его решению и ни в коем случае не настаивал на обратном. Потому что если он останется с тобой против воли, то его жизнь превратиться в ад, но он даже побоится тебе об этом сказать. Ты ведь не желаешь этого?
Голос Дейдары как, бы он не хотел его смягчить, звучал будто приговор. Итачи ничего не ответил.

Эпилог-2:

- Что ты скажешь Саске, когда он проснется?
Наступило затяжное, давящее на виски, молчание. А потом Учиха вымолвил:
- Ничего…
- Что?
- Меня здесь больше не будет, когда он придет в себя. Я уйду раньше, чем он снова посмотрит на этот мир своими темными глазами и вспомнит, что случилось накануне. Я не смогу находится рядом с ним, смотреть на него, слышать его голос.
- Итачи, так нельзя! Он же умрет без тебя, - воскликнул блондин.
- А я умру без него, - прошептал парень.
- Нет, прекрати, это глупо!
- Дейдара, ты даже не представляешь, сколько гадостей я ему наговорил, как жестоко обманул все его ожидания, какими словами больно резанул его душу. Я не смогу оставаться в этом доме, я уйду куда-то далеко, где смогу забыться и буду надеяться, что он все-таки, даже спустя многие годы, меня простит…
- Пожалуйста, Итачи, не уходи хотя бы до того момента, как Саске проснется. Скажи ему обо всем сам, скажи, чтобы не было потом обидно больно за ушедшее время. Мы ведь ничего не сможем объяснить твоему младшему брату, мы не сможем отгородить его от безумно глупых поступков. Я прошу тебя, Итачи, останься хотя бы на чуть-чуть…
Учиха прикрыл глаза, Дейдара не сводил с него взгляда. Наконец-то, после минуты напряженного молчания, Итачи вымолвил:
- Я хочу, чтобы во время нашего разговора не было ни единой живой души в этом доме, кроме меня и Саске. Я хочу, чтобы вы все ушли, я хочу, чтобы вы ничего не знали.
Дейдара выпрямился.
- Будет сделано…Итачи-сан, - и блондин отправился к выходу, оставляя Учиху одного, потерянного, непонимающего, боящегося…

***

С губ сорвался еле слышный стон.
Еще даже не была видна размытая граница между вязким сном и жестокой реальностью, но боль, не нуждавшаяся в особых приглашениях, хищно распространялась по всему телу. Пульсирующими точками в одних местах, тупыми ударами в других, нескончаемым потоком в третьих – все это собиралось в дьявольскую мозаику и выбивало из пространства бессознательности.
Саске приоткрыл глаза, длинные ресницы затрепетали, взгляд лениво перетекал с одной точки потолка в другую.
«Спальня? – прошелестели чуть удивленные мысли, - Как я тут ока…»
Мальчишка даже не успел додумать, как память услужливо подкинула несколько фрагментов из произошедшего.
«Ты - моя собственность…»
«Мне наплевать на тебя»
«Единственное, для чего ты годишься – это постель…»
- Ит…, - Учиха закашлялся от резкого приступа боли в груди.
«Бежать, надо бежать, куда угодно…», - судорожно хватая ртом воздух, подумал Саске. Он резко сел на кровати и сдавленно вскрикнул. Движение отозвалось таким треском ребер и помутнением в глазах, что мальчишка почувствовал моментально подступившие слезы.
«Двигайся, беги…», - кричало сознание, но было слишком поздно…
У окна стоял Итачи, который напряженно следил за каждым движением младшего брата. В его глазах не было ни ненависти, ни холода, ни жестокой расчетливости, в них было непонятная смесь чувств, точный состав которой не смог бы определить даже он.
Саске моментально овладел страх.
«Все, это конец, - в оцепенении подумал он, чувствуя как соленые слезы одна за другой пробегают по щекам, - Нет, я не хочу…не хочу больше…не вытерплю…не смогу…»
Младший Учиха, сам не понимая что он делает, рванул к стене, благо она была рядом и вцепился поломанными ногтями в косяк шкафа. Ноги отозвались такой всепоглощающей болью, что Саске моментально понял – если хоть на секунду он оторвется от своей опоры, то последует падение. Падение, после которого Итачи не позволит ему подняться.
Саске в панике замотал головой, до боли сжимая угол шкафа.
- Что ты делаешь? Ты не должен вставать, - Итачи сделал шаг по направлению к брату.
- Не подходи! Не подходи ко мне! – закричал младший.
- Ложись обратно, - упорно продолжал старший.
- Нет, нет, - в отчаянии прошептали губы.
- Саске…
- А иначе что? Если я не подчинюсь, ты повторишь все что было на кухне, верно? – голос был наполнен безудержным страхом.
- Нет, - тихо ответил Итачи, - Тебе не надо так стараться, потому что я сам сейчас уйду. Я просто хотел попрощаться.
- Врешь! Ты мне всегда лгал! И сейчас ты врешь, чтобы я просто потерял бдительность.
- Нет, я всего лишь не хочу, чтобы ты перенапрягался. Тебе нужен покой, а иначе ты не выздоровеешь…
- Что ты со мной сделал? Что ты со мной сделал, пока я был без сознания?
- А ты разве не чувствуешь? – Итачи позволил себе мягко улыбнуться.
Саске внутренне напрягся, напуганными глазами глядя на брата.
- Ничего, - продолжил тот.
- Что? – отрывисто прошептал младший.
- Пока ты был без сознания, я даже пальцем тебя не тронул. Повязки наложил Дейдара, - пояснил Итачи, делая еще один шаг к брату.
- Стой! – раздался мальчишеский крик, - Стой на месте! Даже не смей подходить ко мне!
Но Учиха-старший не намеревался больше стоять на противоположной стороне. Он сделал еще пару уверенных шагов.
- Нет, нет, нет, - Саске осел на пол, забившись в угол, - Не подходи, не трогай меня, пожалуйста…, - он закрыл голову руками в ожидании удара.
- Саске… - Итачи был настолько рядом, что мог различить крупную дрожь, бьющую тело мальчишки.
- Не надо, не трогай меня, просто дай уйти, - сквозь набежавшие слезы взмолился Саске, - Всего лишь уйти, я не…
- Посмотри на меня, - попросил брат.
Младший судорожно замотал головой; говорить он больше не мог, каждое слово заглушалось рыданием. Он боялся, он так боялся, что все может повториться, что Итачи опять начнет его бить, кричать, говорить такие холодные слова, а потом…
Саске запустил пальцы в волосы, сжимаясь в маленький хныкающий комочек.
- Это очень важно, - продолжил Итачи.
- Зачем? – еле слышно прошептал младший.
- Я хочу попросить прощение…, - и прежде чем Саске смог хоть как-то среагировать, старший упал на колени, - Я знаю, я не достоин его, но все равно я прошу, прости меня, пожалуйста. Все что я сказал тогда, все это ложь, я никогда так не думал и никогда не подумаю. У меня нет ни единого довода, который я мог бы привести, чтобы ты поверил, как сильно я тебя люблю. Я так хотел бы испытать стократную боль за каждую твою царапину, синяк, ушиб, я так хочу, что бы ты поверил мне сейчас хотя бы на секунду, даже ее хватило бы на всю оставшуюся жизнь. Но это слишком много, даже этой секунды я буду недостоин, мой милый Саске. Да, я знаю, что ты мне не веришь, я не буду тебя заставлять, я больше никогда к тебе не притронусь, никогда не проснусь с тобою рядом, никогда не увижу твоей улыбки. Но никакое расстояние между нами, никакое событие, даже смерть, не убьет мою любовь…
- Замолчи, - в отчаянии попросил Саске, - Замолчи немедленно. Я не желаю ничего слушать! Я не желаю тебя слышать, видеть, знать. Уходи! Уходи сейчас же! Ты меня любишь? А я тебя ненавижу! Твои слова омерзительны, они все пропитаны ложью. И единственное, во что я сейчас верю, так это в то, что ты мне сказал на кухне. Это то, что ты думаешь на самом деле, тогда все твои мысли я видел, ощущал, чувствовал. Оставь эту фальшь кому-нибудь другому, мне будет уже привычнее слышать, что ты меня любишь только в постели, а в остальное время считаешь своей никчемной собственностью.
Он не поднимал глаз на старшего брата, он по-прежнему сидел, съежившись в трясущийся от слез клубочек, забившись в угол. Страх от того, что Итачи может в любую минуту начать все по новой, заставить пережить то переплетение ужаса и боли, страха и отчаяния, криков и стонов, которое Саске не забудет теперь никогда, не оставлял никакого выбора, кроме как плакать…
Эпилог-3 (последняя часть):

Слезы хоть на чуть-чуть освобождали от воспоминаний и от боли. Слезы, которые Итачи назвал отвратительными…Слезы, до которых доводил только он…Он их был не достоин, но Саске плакал только перед ним, только из-за него…
- Почему? – обессилено прошептал младший, - почему эти слова дались мне так сложно? Почему ты сказал их с такой легкостью, а мне так от них больно? Неужели все это правда? Почему ты так считаешь? Почему? Неужели я такой плохой, что меня нельзя полюбить как человека? Неужели я гожусь только на то, чтобы побыть забавной игрушкой в кровати? Неужели ни разу слова любви не были сказаны искренне, как я этого желал всю свою жизнь? Ты держал меня в относительной близости, чтобы только упиваться моими страданиями, а когда все пошло на перекос, то ты пытаешься загладить все шероховатости, чтобы не лишиться ценного экспоната в лице глупого младшего брата? Да, Итачи?
Старший Учиха выпрямился и, ни вымолвив больше не слова, направился к выходу. Он не мог находится рядом с Саске, он буквально чувствовал витающий в воздухе страх и неверие. Пора было уходить навсегда, не оборачиваясь, оставаясь наедине лишь со своими сожалениями…
Хлопнула дверь…
Саске судорожно вздохнул и поднял глаза. В комнате он был абсолютно один.
- Итачи, - прошептал он одними губами, - Итачи! Итачи! Итачи! Вернись немедленно! Ты не ответил! Итачи! ИТАЧИ! – мальчишка попытался встать, но практически моментально упал на колени. Вывихнутая нога все еще давала о себе знать; грудь, живот, плечи, шея, руки – все горело адским пламенем под несколькими слоями бинтов. Но он должен был превозмочь боль. Если Итачи сбежал, значит ответы были не такими простыми, а если так, то Саске было жизненно важно услышать их…
Опираясь о шкаф Учиха зажмурившись встал. Судорожно перебирая руками по стене, он двигался в двери.
- Итачи…Итачи…Я хочу знать твое истинное мнение, хочу правду, а не те сказки, что ты нашептывал мне по ночам. Ты не мог просто так играть со мной, а теперь уйти, оставив в полной растерянности и слепых надеждах. Я не хочу этого…
Мысли лихорадочно сновали, путались, утопали в страхе, терялись, не могли найти выхода.
Саске дернул за дверную ручку, выскакивая на лестничную площадку.
- Стой на месте! Не смей идти дальше! – тяжело вздыхая, прокричал он. Итачи находился на самой нижней ступеньке лестницы. Услышав сзади голос, он замер.
- Скажи, - произнес младший, - Скажи, прошу тебя…неужели эти два с половиной года были каким то нескончаемым раундом твоей глупой игры? А как только я стал так сильно надоедать, то ты, не задумываясь, перешел в столь больные для меня действия? Я же тебя любил, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО любил, ты это видел и мне казалось, тебе это нравилось. Тогда почему ты так со мной поступил? Почему нельзя было оставить все по-старому? Почему ты так внезапно перешел черту? Неужели я ничего не значу? Почему ты так уходишь, лишь попросив прощения и даже не услышав мой полный ответ?
- Прости, Саске, я не знаю…, - тихо, но отчетливо сказал Итачи.
- Что? – мальчишка бессильно осел на пол, до острой боли прикусывая нижнюю губу, чтобы опять не допустить нескончаемый поток слез, не давший бы ему договорить то, что он собирался, - Я не хочу быть твоей собственностью, я хочу быть твоим младшим братом, а не искусственной марионеткой в твоих теплых и очень жестоких руках. Я не хочу быть с тобой только в кровати, я хочу жить с тобой всегда, везде, бок о бок, дыханием в дыхание. Но если этого так сильно желаешь ты, то я даже против воли буду твоим. Я готов принадлежать тебе, весь, без остатка. Я готов удовлетворять тебя только в постели, а в остальное тихо и безропотно сидеть в углу. Я не буду требовать ни капли твоего внимания, отнимать твое время. Мне безразлично какими способами ты будешь меня использовать, я сделаю все что угодно, но не бросай меня. Я слабый, я не выдержу. Я буду существовать молча, не мешая, не навязываясь. Но не уходи, останься…
- Я не могу.
- ПОЧЕМУ? ПОЧЕМУ? Я ко всему привыкну, я все забуду и тебе помогу, Итачи. Разве это не то, что ты хочешь? Я люблю тебя. Я вытерплю любую боль, любое унижение, но я хочу быть с тобой. Да, у меня совершенно нет гордости, я абсолютно зависимое слабое существо, отдающееся в твои руки. Да, возможно, я даже отвратителен, но…Итачи, пожалуйста, не причиняй мне эту смертельную боль. Жизнь без тебя – это всего те минуты, пока я буду судорожно размышлять, как мне уйти из этого мира. Неужели я заслужил это?
- Теперь ты понимаешь, какой ты эгоист? - ровным голосом спросил Итачи.
- Что? – прошептал Саске.
- Теперь ты понимаешь, как плохо было мне, когда я не нашел тебя утром. Я не мог поверить, что ты так со мной поступил, после всего того, что у нас было. То, как я тебя нашел зимой два с половиной года назад, как ты упрямился, наша первая ночь и эта чертова годовщина. Ты думаешь, это все глупости, пустота, которые я устраивал дабы потешить тебя, а заодно и свое самолюбие? Знаешь, без тебя у меня были одни мысли. Нет, не о тебе, моем маленьком глупом брате, у меня не хватало сил, чтобы вспоминать тебя. Я думал о смерти…
- Но я бы вернулся, честно, немного позже, но вернулся, - закричал мальчишка.
- А если бы не вернулся? Если бы Орочимару не дал бы тебе это сделать? Ты подумал, что могло случиться со мной? Ты подумал, сколько бы я смог прожить?
- Но я делал это для тебя…Я ушел только чтобы стать сильным для тебя.
- Я тоже ухожу ради твоего благополучия…
- Какого благополучия? – прошептал Саске, - О чем ты говоришь? Я полностью от тебя завишу, я либо пойду с тобой, либо умру.
- Пойми, глупенький, я не могу находиться с тобой, потому что все время я буду вспоминать, что я наделал. Я помню, ты кричал, стонал, плакал, просил прекратить, а я был рядом и лишь наслаждался твоей агонией. Тогда мне это нравилось, я воспринимал твои мольбы и твою нескончаемую дрожь с диким восторгом, а сейчас испытываю к себе отвращение за это. Ты не сможешь меня простить до конца, не сможешь избавится от страха. Даже я не смогу этого сделать, а ты будешь жить с этим многое время, и твоя жизнь превратится в сплошной ад.
- Я сам решу…я постараюсь сам разобраться во всем. Только не уходи, только останься…
Учихи молча, долго напряженно смотрели друг на друга, ощущая как воз-дух тяжелой массой давит на разум. Глупое ожидание чего-то непредсказуемого гулко отдавалось в висках, оставляя где-то далеко позади здравый смысл.
- Прости меня, - наконец-то прошептал Итачи.
- Да, - Саске вытер оставшиеся слезы, - Прощаю…Итачи, ты остаешься, ведь так?
Учиха неуверенно кивнул.
- Но…, – хотел было добавить он.
- Замолчи, - устало прошептал младший, - мне хватает и этого ответа, - он позволил себе слабо улыбнуться.
Итачи моментально преодолел целую лестницу, разделяющую их, и заключил Саске в осторожных, но искренних объятиях.
- Ты обещаешь, что у нас все теперь будет хорошо? – прошептал младший, утыкаясь носом в грудь брата.
- Обещаю, - ответил тот.
- Ты обещаешь, что никогда не оставишь меня?
- Обещаю…
- Ты любишь меня, Итачи?
- Люблю…
И ничего не надо было больше, никаких либо слов, никаких либо действий. Они не могли жить порознь, хотя им было так сложно вместе…Но они пытались, пытались не смотря ни на что, терпя боль, преодолевая преграды…

Наверное, это и была любовь…

~Happy End~

0


Вы здесь » Endless Dream » ФанФик, ФанАрт. » "Снежная долина"-3